«Здесь мы — индийские деревенщины»

Александр, Юлия и Элина Ломаевы

Теле- и радиоведущий,
директор туристического агентства
и крошка почти 2 лет.
В Гоа в четвертый раз,
на весну и лето возвращаются в Красноярск.

Саша: Первый раз мы прилетели в Индию на 11 дней, просто после Нового года решили устроить себе отпуск, ничего толком не зная про Гоа. Дочки еще не было, мы чувствовали себя совсем свободно: жили далеко от пляжа, катались везде на скутере, кайфовали. Было легко и интересно, без языкового барьера — у Юли свободный английский. Мы так здорово провели время, что Юля загорелась — поедем пожить. Тогда еще и курс доллара держался очень выгодный, рупий и рубль — один к двум, все было супердешево. Решили попробовать.

Юля: Главным мотиватором зимовать в Гоа сейчас, конечно, стала Эля. Ради ребенка стоит оставлять все свои дела в Красноярске и приезжать сюда жить: море, фрукты, солнце, песок, нет никаких зимних одежек. Вот она бегает в трусиках на террасе, и ей хорошо. Первый раз дочка прилетела с нами в свои 4 месяца. Как и у многих родителей, у нас были страхи: а как же медицина и помощь в экстренных случаях? Но все решаемо — в клиниках, школах, детских садах здесь работает немало русских. У нас есть личный врач, который 24 часа в сутки с нами на связи. Здесь благоприятный климат, всегда тепло. И Эля хорошо развивается физически. В Красноярске показывали ее остеопату, врач сказал, что нужно отдавать ребенка в плавание — так хорошо физически она развита. И это не удивительно, ведь здесь целый день проводит на улице, часто купается, ест свежие фрукты и овощи. А в России зимой пока ребенка оденешь на прогулку, он уже вырастет.

Саша: Много времени остается на общение с семьей. В Красноярске столько энергии, сил, эмоций тратится на какие-то бесконечные дела: заплатить налоги, машине колеса поменять, куда-то съездить — и день прошел.

Юля: Наш день здесь строится просто: просыпаемся, едем на пляж, загораем, купаемся. Очень много времени катаемся на мотоцикле: Эля спит во время езды, а мы смотрим, как живут местные жители, их быт нам очень интересен! Часто ездим в Мапусу на базарчик, тратимся на всякую ерунду, вроде часов-очков. Вообще такое чувство, что живем в деревне. Все здесь своим чередом, и мы к этому уже привыкли, полюбили этот образ жизни. В 6 утра в храме, который рядом, начинается громкая молитва, попугаи прилетают, будят нас. Поначалу это раздражало, но сейчас даже не замечаем. Вот едет бредмен на велике, можно не выходя из дома купить свежайший хлеб. Простая комфортная жизнь. Разве не это счастье?

Саша: Кто не был в Индии, в Гоа часто относятся с негативом, с опаской: там же грязно, антисанитария. А в России не так? Ты увидишь то, что захочешь увидеть. Если говорить про «грязь», то нужно соблюдать простые правила: часто мыть руки, максимально вокруг себя создавать чистоту, сделать заранее необходимые прививки. И не оставлять крошки — муравьи настигнут. Недавно прочитал новость, что в Красноярске оштрафовали управляющую компанию за то, что в каком-то доме нашли муравьев — очень смеялся.

Саша: Сейчас мы работаем в сфере недвижимости, помогаем приезжим находить жилье. Сначала не планировали здесь работать, но поняли, что неделю-две посидишь, и начинается день сурка. Проанализировали: чем можно заниматься? Кто-то квас делает и продает, кто-то творог, парикмахеры есть, визажисты. Мы вспомнили, как сами, с ребенком на руках, не могли долгое время найти подходящее жилье и поняли, что сфера недвижимости не занята, а точнее, туристов так много, что всем работы хватит. Люди прилетают и тратят много сил на поиск жилья, у нас же есть контакты, нас знают, даже скидки нам делают. Сколько километров на байке мы поначалу намотали, собирая базу — вы не представляете! Зато сейчас индийцы уже сами звонят: освободился дом, убрались, приезжайте фотографировать.

Юля: Наша работа интересна тем, что встречаем очень много разных людей. Нас уже по всей России знают, в Казахстане, Белоруссии, Минске, даже на Соловках. А люди здесь, в Гоа, чем только ни занимаются — столько историй. Кто-то приезжает расслабляться, кто-то познавать себя, одна рассказывала, что рожала дома, есть йоги, вегетарианцы. Мы познаем себя рядом друг с другом и в работе. А кто-то — в практиках и обрядах.

Саша: На нашем примере многие загорелись поехать. Но нужно что-то придумывать с работой. По сути, варианта два: либо удаленно работать, либо сдать в аренду недвижимость. Но предостерегу: здесь работать лень, ведь рядом пляж, побережье. Хоть доллар и вырос, прожиточный минимум все равно приятный. Свежие фрукты-овощи дешевле, на дорогую одежду тратиться смысла нет. Конечно, я считаю наши расходы. В среднем, жилье стоит 15-30 тысяч рупий за месяц, байк — от 3.5 до 5 тысяч. И на продукты-памперсы тысяч 30 уходит.

Юля: Мы жили в разных домах, и близко к пляжу, и подальше. Пришли к тому, что нам лучше вдали от туристической суеты. В этом доме нашей семье уютно, здесь классная терраса, где мы проводим много времени. Жилья в Гоа полно! Но стоит помнить, что в любом случае это будет индиан-стайл: мебель, туалет-ванная не такие, к каким привыкли мы. И все это из их особого кирпича, который не дышит.

Саша: «Вам рис не надоел?» — спрашивают. Нет, мы многое из него готовим, а дома мы готовим часто. Мой метод адаптации — создать вокруг себя мини-Россию. На столе у нас бывают зразы, блины, пельмени, толченая картошка, борщ. Каких-то продуктов в Индии нет — ищем заменители. Когда в Красноярске помидоры 220 рублей за килограмм а здесь — 20, есть, ради чего привыкать.

Юля: Индийскую кухню тоже любим: мне очень нравится лепешка чиз-нан, а Саша любит фиш-тали, это рыбка, подается с рисом, острыми соусами, салатиками — стоит 100-150 рупий и очень вкусно!

Саша: «Не хватает цивилизации, светской жизни. Да, по сравнению с Гоа, в Красноярске светская жизнь есть! Здесь мы — индийские деревенщины. Опять же мы далеки от практик в стиле «познай себя и открой чакры». Для меня Арамболь — мир фриков, которые ищут себя. Я себя с рождения не терял, это не мой мир. Возвращаться через полгода не страшно, мы уже не раз возвращались. Я дистанционно работаю, когда приезжаю — проектов, работы полно. Друзья иногда даже не знают, где мы — там или здесь.

Юля: И еще не хватает мамы.