«Что я сыну скажу? Вась, это не я, тебе показалось»

Интервью с Noize MC

Добрый день, уважаемые слушатели «Авторитетного радио». У нас в гостях Иван Алексеев, ставим знак равно, пишем Noize MC. Российский музыкант, исполнитель, автор собственных песен и не только песен, да? Об этом поговорим чуть позже. Иван, добрый день.

Добрый день.

Давай начнем с такого, может, наивного вопроса… Прошлый год был очень насыщенным: там и выпуск альбома, и Hip-Hopera, и гастроли, и музыкальные премии, не считая интервью, видеоблогов и всего остального… Как я и говорил, наивный вопрос — как хватает времени? Планнинг какой-то специальный? Или что? Еще стоит не забывать, что семья, двое пацанов растущих, которые требуют отцовского внимания.

Да, соответственно, времени не хватает ни на что. Его в итоге хватает, но только потому, что его ограниченное количество, и оно заканчивается. Поэтому то, что туда помещается, то вот и влезает. А все остальное, к сожалению, остается за кадром, и приходится доделывать потом. Ну, в общем, это действительно такой бурный и нескончаемый поток событий.

Но этот процесс растянут во времени, а если еще брать гастрольную жизнь, то это вообще отдельная история, отдельная песня.

Многие вещи приходится совмещать с гастрольной жизнью. В прошлом году мы записывали альбом практически в туре.

Я так понял, у тебя все необходимое для записи альбома всегда находится с собой. То есть, самое главное: миди, гитара..

Да, главный посыл песни «Make some noise» — моя музыка всегда со мной. Это никакая не метафора и не гипербола. Просто так и есть.

Слушай, хотелось бы отдельно поговорить о Hip-Hoperе. Я, кстати, сегодня ее успел посмотреть, пока ждали интервью.

Час сорок — это довольно много (смеется).

Да, это стоит того. Значит, Юрий Квятковский, который был режиссером-постановщиком, и ты как один из главных идейных вдохновителей и продвиженцев вот этого всего проекта, решили… Ну, как бы зачем изначально? Это какой-то эксперимент? Повод доказать кому-то чего-то? Или же это возможность попробовать себя в другой ипостаси, в том числе?

Это эксперимент, это выход из зоны комфорта… Это то, что мне, на самом деле, уже давно хотелось осуществить — создать некую крупную форму с использованием музыки, которой я занимаюсь. Это очень много убитых зайцев сразу, если честно.

Для слушателей поясню, что такое Hip-Hopera. Ваня вместе с Юрой собрались и сделали постановку «Орфей и Эвридика», но даже не в современном прочтении, правильнее будет сказать, а в такой хип-хоп обработке.

По сути, это хип-хоп-мюзикл. Hip-Hopera звучит, конечно, круче, но на самом деле, это больше похоже на мюзикл, чем на оперу.

Слушай, я смотрел по порядку, как это все зарождалось, читал твои интервью. Как ты рассказывал о стадиях написания, а потом посмотрел конечный результат: шикарная хореография, декорации, свет… Это, действительно, очень гигантская работа. Что в этом процессе сложнее всего было отстроить: написать все, свести все, ну потому что люди все занятые, совершенно разные, тот же Груз Олег — шикарный совершенно в роли Аида и другие ребята, либо же вот выстроить конечную финальную версию со сценографией, со светом, со всем этим?

Все это было не очень просто, и до последнего момента мы не понимали: вообще получится у нас или нет. Приключения преследовали нас всю дорогу, пока мы работали над этим проектом. Многие сцены и треки досочинялись и дописывались, когда мы уже репетировали те, что были созданы ранее. Буквально за неделю до мероприятия нам стало известно, что на площадке, на которой запланировано всё провести — выступить не удастся. Мы должны были в Stadium всё это делать, в итоге переехали на площадку «Тесла 4000» в самый последний момент, потому что Stadium в тот период просто закрыли. Совсем. Площадка на какое-то время просто прекратила свое существование как место для проведения мероприятий. В общем, это был бесконечный такой челлендж. Здорово, что в итоге все-таки все удалось.

Возвращаясь к словам, к текстам, к музыке — все-таки львиная доля твоя или, я понимаю, что ребята, которые там были задействованы, они там для себя частично сами прописывали, тот же Груз, например. Там по стилистике прям сразу слышно, что это он писал.

Да, Груз писал себе сам все тексты. Ребята, которые участвовали в конкурсе певцов, в батле, они тоже сочиняли свои куплеты самостоятельно. RE-pac, он же Прометей, тоже написал вставки для ведущей новостей, которые пронизывают все повествование и добавляют необходимые штрихи. Все остальное я написал.

То есть партию Эвридики и остальное?

Да.

Слушай, очень крутая штука. Огромное спасибо, во-первых, а во-вторых, не хотелось бы верить, что это какой-то разовый эксперимент.

Нет, это не разовый эксперимент, мы обязательно это повторим. Это безумно дорогая и сложная постановка, но мы ищем ресурсы, чтобы повторить в 2018-м. Ну, и будет альбом, соответственно.

Альбом — да, но тут прелесть в том, что это надо смотреть.

Да, я сейчас еще максимально работаю над тем, чтобы было и интересно слушать (смеется). Чтобы не нужны были дополнительные подпорки и всевозможные костыли, чтобы эта махина работала правильно и в аудиоформате.

А изначально, когда ты задумался об этом формате, откуда был финансовый поток? Я понимаю, что это удовольствие очень дорогое, судя по тому, что происходило на сцене: большое количество декораций, света, специально настроенные плазмы… Откуда это все?

Был спонсор, да.

Ну вот, спонсор посмотрел, а он оценил эту штуку?

Да, ко мне подходил представитель британского офиса компании и генеральный сказал, что из всех проектов, которые они мутили на эту тему в других странах, российский вариант впечатлил его больше всего.

А как зрители восприняли? Потому что на той видеозаписи, что я нашел в интернете, зрительный зал не видно. Видно в основном сцену.

Да, скажем, это все-таки трансляция, это нельзя назвать полноценной съемкой всего происходившего. Это то, что видели люди в прямом эфире, который не пошел туда, а захотел посмотреть дома. Потому что это снято все одним планом и впечатлений не передает.

Сколько было людей в зале?

5000 человек.

А их реакция?

Ну, насколько я могу судить, многие простояли большую часть постановки в некоем оцепенении, пытаясь ничего не упустить, смотря на это совершенно ошарашенно. А на самом деле, для подобной постановки была бы предпочтительней сидячая площадка, потому что все-таки это не рок-концерт, здесь нужно следить за сюжетом, а какого-то общего кача — недостаточно. Или, возможно, другой компромисс — это если люди изначально послушают аудиоверсию и будут уже хорошо представлять, что за произведение перед ними разворачивается.

Ну да, здесь же очень важно слово. Вот, кстати, всегда хотел у тебя спросить: ты такой мастер тонкого слова и человек, который занимается фристайлом, который пишет очень много, но в то же время, ты человек очень музыкальный изначально. Что в этой компиляции для тебя важнее? Слово или музыка? Потому что музыкальная твоя составляющая тоже очень плотная, очень качественная и, причем, она от альбома к альбому разнится очень сильно.

Ну, здесь абсолютно равноценная история: я хотел сделать, с одной стороны, это очень музыкально и мелодично, потому что если бы это был целиком такой «андерграундный рэп» в течение более полутора часов, то так информацию было бы совершенно невозможно воспринимать. Более того, это была бы лишь одна эмоциональная краска, скажем так. Здесь довольно много вкраплений и других жанров, но я, в принципе, этим всегда занимался. А в плане текстов мне тоже хотелось сделать то, что хорошо бы воспринималось на слух. Не перегружая слушателей сложными конструкциями тяжеловесными.

Как происходило распределение образов? Ну, с Аидом было предсказуемо, в каком образе он появится на сцене. А вот с Хороном была хорошая история, он выступал водителем такси, причем, я так понял, что он был индус, судя по происходящему.

Как минимум, есть такая в его образе линия смысловая буддийско-индийская.

Кто продумывал образы?

Квятковский, собственно. Это базовые линии в либретто, он предложил изначально, многие из них так и остались в сценарии. И нам хотелось, с одной стороны, история-то серьезная и лирическая, и за эту часть отвечал в основном я. А за то, чтобы это не было совсем уж какой-то напыщенной серьезкой — за это отвечал Юра Квятковский. Добавлял в это немного своего видения, как в «Копы в огне» — его предыдущей хип-хоп постановке нашумевшей.

Я знаю, что достаточно долгий период времени пишешь альбом, рассчитанный на англоязычную публику. В прошлом году как раз вышел релиз на «Lenin has reason». А на кого рассчитан альбом, на какую аудиторию? Ты хочешь выйти на этот рынок? Здесь кому ты чего хочешь доказать? Англичанам, что мы тоже умеем? Или как? Или почему?

Дело не в том, что я хочу кому-то что-то доказать. Я просто могу писать и на английском тоже и хочу в этом совершенствоваться, мне интересно было бы, чтобы эти песни послушали люди, для которых этот язык родной, или которые его знают хорошо. Как-то так. У меня примерно те же цели, что и здесь, когда я начинал русскоязычную карьеру. Эти цели, они довольно отвлечены от реального маркетинга.

С другой стороны, тот же Эминем — он же никогда не заморачивался над тем, чтобы начать писать на русском языке.

Ну, когда ты американец, и пишешь на английском языке, не факт, что ты вообще знаешь, что там на другом полушарии находится. Это раз. Культурный империализм американский никто не отменял. Мы сейчас живем в таком мире, где заправляет Голливуд и его филиалы. В случае с Эминемом, все понятно, думаю, ему не за чем русский язык учить.

Наверняка сталкивался с артистом или слышал о нем — Dub FX (Бэнджамин Стэнфорд) — есть такой.

Мы вместе выступали в Питере даже. Году в 10-м, 11-м.

Абсолютно крутой чувак, который в свое время решил для себя, что площадь — его все. Ни рекорд-лэйблов у него, ни продюсеров, у него студийный альбом-то всего один, по-моему.

Нет, по-моему, у него несколько пластинок выходило. Надо сказать, что его альбомные вещи абсолютно не похожи на его Live-исполнение. Он — про «живое исполнение», конечно, артист.

Абсолютно. Твоя московская история начиналась тоже с Арбата, с живых выступлений. В какой момент ты понял, что пора в залы, и улица — это не все, что я хочу получить.

А я никогда так не решал. Я параллельно с тем, что мы выступали на улице, мы играли какие-то клубные концерты, ездили по подмосковным ДК, я участвовал в хип-хоп-батлах, то есть это никогда не было исключающим все остальное выбором. Точно так же как Dub FX тоже имеет концертную историю достаточно обширную.

А тогда наивный такой вопрос: зачем такому артисту как ты — состоявшемуся, с полновесным именем — зачем тебе рекорд-лейбл? Что он дает? Ну так, чтобы было понятно?

По сути, рекорд-лейбл, с которым мы работаем сейчас — Universal Music Russia — только дистрибьютирут нашу музыку и все. Никаких других обязательств мы перед ними не имеем. Обычно контракт с рекорд-лейблом подразумевает какое-то влияние на музыкальную направленность. Здесь этого нет, и это основополагающие принципы. Они просто предложили условия лучшие, чем конкуренты. Поэтому мы с ними работаем.

Просто я помню, что у тебя история начиналась чуть ли не с Universal?

Да, но тогда ситуация была другая.

А что там было в контракте?

Они хотели иметь отношение и к концертам, и к другим всяким историям, иметь какие-то рычаги влияния на то, что мы делаем. В общем, нам это не подходило.

То есть там кроме суммы определенной, которую с артиста снимают, были прописаны какие-то точки влияния, так называемые?

Самый главный момент, который нас не устраивал, — это то, что они хотели иметь отношение к нашим концертам, чтобы что-то оттуда еще получать.

Вопрос, который связан с рекорд-лейблом и с предыдущей историей. Насколько я знаю, у тебя был опыт краудфандинга, и он не совсем получился.

Ну да, мы пытались собрать денег на фильм, который мы снимали, в итоге снимали на свои. В общем-то своих не очень-то хватило, чтобы сделать хороший фильм, поэтому мы и не сделали хороший фильм.

Это по предыдущему альбому? По мотивам «Hard Reboot»?

На самом деле, это предваряло альбом. В тот момент выходил альбом «Неразбериха», а мы уже снимали фильм «Hard Reboot», и так же назвали следующий альбом, который выходил в следующем году.

А почему так получилось? Потому что я достаточно много общался с ребятами-музыкантами, которые говорят про краудфандинг: «Да, это же клевая тема, мы альбом выпустили», SanSay так вообще ездил выпускать альбом на Филиппины куда-то и тусил полгода. На твой взгляд, почему не сложилась эта история? Звезды не сошлись?

Ну да, наверное. Может, люди решили, что мы и так миллионеры, и зачем им еще платить за что-то.

Но ты оставил эту историю совсем или думаешь возвращаться?

Пока не знаю.

Но сам по себе опыт был интересным? Дал тебе что-то? Веру в людей не убил?

Веру-то, нет, не убил, но ничего и не дал, с другой стороны. Опыта никакого.

По поводу аудитории. Давно уже услышал фразу, о том, что YouTube — это телевизор для подрастающего поколения, а рэп — это рок для подрастающего поколения.

Да, так и есть.

Вот что за трансформация такая произошла? На первоначальном этапе, я так понимаю, что интернет в принципе тебе очень хорошо помогал.

Он и сейчас помогает.

Помогает? А вот хейтерство всякое? Я понимаю, что сейчас публичному человеку, допустим тебе, невозможно ничего практически сделать так, чтобы это не осталось незамеченным.

Да, это мы уже как-то обсуждали с Александром Чачей Ивановым, который застал другую эпоху и рассказывал: «Вот раньше было раздолье рок-звезде, нажрался в говно, телки какие-то вокруг, и ты ржешь, громишь гостиничный номер, из окна ссышь на прохожих, и никто ничего не знает. А теперь все сразу достают телефоны — и вот, ты уже в прямой трансляции.

И последний вопрос: Ты вообще ответственный отец?

Да.

Что ты вкладываешь в это понятие?

Я вкладываю в это понятие большое количество и качество времени, проводимого с детьми, вкладываю в это понятие честность, вкладываю в это понятие сам по себе процесс воспитания, разговоры с детьми и терпеливость в объяснении им каких-то базовых принципов.

Вот представь, пройдет еще года три, и Вася у тебя откроет YouTube и увидит, как ты Хованскому леща подвесил.

Да они с братом друг другу каждый день леща навешивают.

Так то с братом… Как пацанам объяснять станешь?

Что объяснять-то? Они и так знают про этот случай.

Так там же не только эта история…

Да, историй много, конечно, они увидят про своего папу, и вообще ничего в этом страшного.

То есть папа к этому готов?

Конечно, готов. Это же я, ну, а что говорить: «Вась, это не я, тебе показалось?»

Интервью с Noize MC вы можете послушать, заходите в группу «Авторитетного радио», а сайт «Город Прима» представляет текстовую версию.

Поделиться
Поделиться