Галина Юзефович: «Дети вылезают из гаджетов»

Интервью и 5 рекомендаций от литературного критика, что читать этой осенью из новинок и старинок

Галина Юзефович — это, наверное, самый популярный сейчас автор книжных обзоров. Ее списки рекомендованного чтения публикует «Медуза». А благодаря КРЯККу и Фонду Михаила Прохорова сайт «Город Прима» получил порцию рекомендаций для своих читателей, то есть для вас.

Автор фото — Антон Петров, фотографии предоставлены пресс-службой Фонда Михаила Прохорова

Что такое, по-вашему, качественное свободное время, качественный досуг, из чего он складывается у современного человека?

В моем случае, это будет умозрительная гипотеза, потому что я успешно победила свободное время в своей жизни, у меня его практически не осталось. У меня все время, которое есть, я посвящаю свободному чтению.

Для вас это — не досуг, для вас это — работа.

Мне кажется, идея досуга — устаревшая, как и идея работы, идея четкой сегрегации, разделения на работу и неработу. В наше время люди ясно осознали, что жизнь коротка, и нельзя себе позволить восемь часов в день тратить на то, что ты не любишь, но что приносит деньги, а оставшееся время считать своим досугом, кровно заработанным. Я очень люблю то, что делаю, в некотором смысле это является главным в моей жизни. Мой досуг очень похож на работу — я читаю. А человек, мне кажется, должен получать удовольствие от разного. Мне кажется, человеческая жизнь тем счастливее, чем от более разных вещей человек умеет получать удовольствие, поэтому меня всегда пугают люди, которые посвящают все время одному хобби. Это прекрасная форма мономаньячества. Мне кажется, что хорошо, когда у человека есть разные любимые дела. Он способен читать, смотреть кино, ходить просто гулять, встречаться с друзьями.

А к чему сводятся универсальные выходные: взрослые — в кино, ребенка на батут? Мы очень много пишем, например, про выставки. И я думаю, для скольки человек я это пишу?

Я думаю, нет. В прошлом году у вас была Ночь музеев. Я была тогда в вашем Музейном центре. Туда нельзя было войти. Мы недооцениваем степень востребованности культурных развлечений. Нам кажется, что это только мы такие тонкие, умные, особенные. А вот все остальным — шопинг, кино и батут. На самом деле, нет. Красноярск — большой культурный город. Количество людей, которые пришли на КРЯКК показывает, что культурные мероприятия очень нужны людям. Да, в какие-то выходные хочется просто выдохнуть, сходить с ребенком на батут и в кино, а в следующие выходные — на выставку. И этот рацион должен быть разнообразным. Батут — это неплохо, плохо, когда один только батут. Но ведь когда только выставка — тоже не очень хорошо.

Батут — это неплохо, плохо, когда один только батут


Галина Юзефович

То, что в Красноярске очереди на КРЯКК и Ночь искусств, касается только нашего города? Или вы наблюдаете это и в других больших городах? Действительно ли, появилась приставка «модно» ко всему, что касается культуры?

Я бы не назвала это словом «модно». Во всех крупных городах России я вижу большой интерес к разному. Я бы не сказала, что это модно. Мода — такая вещь, которая есть, а завтра ее нет. Мне кажется, это осознание того, что жизнь богата, и есть возможность этим богатством пользоваться. В городах, где я бываю, наблюдаю большое количество абсолютно европейских, в хорошем смысле, людей, которые интересуются разным. Которые сегодня идут в театр, а завтра на шопинг, а потом покупают большой серьезный толстый роман и ложатся с ним в кровать, решают, что лучше я буду лежать дома и читать книжку. Вот эта идея разнообразного качественного проведения свободного времени — повсеместна.

Верите ли вы в убеждение, последнее время об этом много пишут, что люди устали от больших текстов, что не читают большие романы, длинные статьи, что нужны короткие сообщения с картинкой. Так ли это?

Мой опыт наблюдений это не подтверждает. На Франкфуртской выставке, она проходила недавно, отметили, что выросли тиражи книг. Впервые с 2008 года, когда в кризис они обвалились, а потом припадочно сползали. Сейчас зафиксирован рост. Я наблюдаю схожие тенденции и в России. Это волнообразный процесс. Когда-то людям хочется больших текстов, а когда-то нет. Сейчас, мне кажется, есть тренд — людям хочется больше. Я не вижу оттока. Про книги стали больше говорить и писать, больше думать. Я заметила: опять в тв-программы стали приглашать писателей в качестве экспертов. Идет откат, насколько он будет долгим, я не знаю. Мне приятно думать, что это маятниковая конструкция, которая устаканится в разумной точке. У нас уже было такое. Была новизна короткого текста, яркой картинки, это было довольно новым, а сейчас происходит откат. Я вчера разговаривала с коллегой из издательства «Розовый жираф». Они думали, как продвигать свои книги на детскую аудиторию. Они думают: «Так, все дети сидят в гаджетах, значит надо делать что-то, связанное с гаджетами». И поначалу это работало. А последние год-два это перестало работать. Дети вылезают из гаджетов.

Дети устали от гаджетов?

Да. Любовь к гаджету — конечна. «О, ребенок подсел на компьютерные игры, он никогда из этого не вылезет!» — нет. В издательстве сейчас замечают, что гораздо больший эффект дает личная встреча. Любая очная встреча или активность, связанная с эмоциональным контактом глаза в глаза, более эффективна. Это не значит, что гаджеты кончились, нет, это значит, что гаджеты уходят в свою нишу. Точно так же, как в свое время, казалось, что пришло телевидение и оно сейчас все убьет, театра не будет, кино не будет. На какой-то момент так и произошло. Был спад в интересе к театру. Потом телевидение сжалось, заняло свою органическую нишу, все остальное тоже осталось. Конечно, мы читаем меньше длинных текстов, чем, скажем, в XIX веке. Даже 20 лет назад мы читали, наверное, больше длинных текстов. Но это не значит, что это плохо, и длинные тексты вымрут, нет, они займут свою нишу.

То, что вы сказали про гаджеты, можно сформулировать как совет для родителей, которые, правда, обеспокоены, что дети сидят в гаджетах: чтобы оторвать ребенка от гаджета — надо повести его в библиотеку на встречу?

Я понимаю, что у родителей, как и у меня, просто нет сил. Дать ребенку гаджет — это нормально. Вот я очень противлюсь мысли: ты плохая мать — ты даешь ребенку смартфон. Ты не плохая, ты усталая мать. Для меня важно, чтобы для ребенка гаджет не был единственным. Надо показать ребенку многообразие, которым мы научились наслаждаться. Пусть гаджет будет одним из.

Я очень противлюсь мысли: ты плохая мать — ты даешь ребенку смартфон. Ты не плохая, ты усталая мать.


Галина Юзефович

Я думаю, читатели ждут от вас прямо рекомендации, что почитать, но сначала в общем. А на что ориентироваться? Книг много, тем более — детских, родители видят красивую обложку, покупают, а там ужас. Как выбирать, книги-то недешевые, где подсматривать, что хорошо, а что нет?

Я всегда привожу в пример стилистов, которые помогают собирать гардероб. Главный первый совет, который даст любой стилист — ты должен подготовиться к походу в магазин. Потому что ты придешь, у тебя разбегутся глаза, ты схватишь первую прикольную яркую штуку, когда придешь домой, поймешь, что тебе не с чем ее надеть, она неудобная, дальше — печаль. Гораздо правильнее приходить в магазин, примерно понимая, что нужны туфельки вот такие, а весь гардероб вот в таких цветах. Ты готовишься, смотришь в интернете картинки, читаешь отзывы. Книжный шопинг устроен точно так же. Надо готовиться. Надо читать критические отзывы, читательские отзывы. Издательство «Эксмо» года три назад делало опрос, оказалось, что 32% читателей не помнят авторов понравившихся произведений. Я думала — это бред, а оказалось, нет. Читатель говорит:

— Вот такая хорошая книжка про собачку, там глухонемой герой, утопил собачку, я плакала.

— А кто написал?

— Не помню.

Это не очень удобно. Ты помнишь, что ты прочитал книжку, она тебе понравилась, с вероятностью 80% тебе понравится и другая книга этого писателя. Если не помнишь имя того прикольного чувака, который написал про собачку, ты не найдешь следующую его книгу. Не помнишь — записывай. Выбирай, что тебе может быть любопытно, а потом уже иди в магазин, оценивай и трогай руками. Чтобы выбрать, что тебе нужно, нужно потратить время.

Автор фото — Антон Петров, фотографии предоставлены пресс-службой Фонда Михаила Прохорова

А вам часто говорят о том, что вот вы порекомендовали книгу, а все не то, кому-то не понравилось?

Конечно. Я научилась благодарить за такие отзывы, они полезные. Мне часто говорят: «Вот мы с вами совершенно разные по вкусам, значит, то, что вы советуете, мне не подойдет». И это прекрасная оценка моей деятельности. Это значит, что я для кого-то удобная. Кто-то открывает обзор: «О, Юзефович вот это и это хвалит, значит, мне это не подходит».

Как в фильме: «Значит, надо брать»…

Да, хорошие сапоги — надо брать. Я к этому отношусь нормально. Но это так индивидуально. Никто никогда не подберет вам сапоги, которые нужны вам, никто не подберет книгу, которая нужна вам. Надо ориентироваться на свой вкус и слушать, что говорят вокруг.

Я хочу послушать, что скажете Вы. Что читать этой осенью, три новинки, которые вышли?

Я сначала скажу ужасную вещь. Меня все издатели после этого будут не любить. В Красноярске плохо с книжными магазинами. Книг мало, они дорогие. Дорогие жители города Красноярска, к вам обращаюсь я, переходите на электронные книги, они дешевле, больше выбор, это удобнее. Я понимаю, что есть консервативное желание полистать, но тут надо сделать этот шаг один раз. Очередные британские ученые посчитали, что людей, которые не воспринимают информацию с экрана органически — их 12%. Если вы не из этих процентов, то сделайте это усилие, это обогатит ваш мир.

А как вы это поняли, вы прошлись по книжным?

Да, я в прошлом году прошлась, у вас узкий, куцый ассортимент, у вас книги дороже, чем в Москве, а выбор меньше, чем в Москве. А еще доставка. Если заказывать бумажные книги в онлайн-магазинах, то они будут ехать 4-5 дней, а потом будут стоить, как чугунный мост. Особенно для жителей не Москвы и Петербурга — это разумный ход. Коллеги, пора.

Что читать? Галина Юзефович о новинках осени

Если говорить о новинках. Для меня самое сильное, яркое, большое впечатление осени — это новый роман Дмитрия Быкова «Июнь». Дмитрий Быков — это, в плохом смысле, попсовая фигура, мы как-то не ждем от него добра. И я не все творчество Дмитрия Быкова люблю. Но это роман выдающийся. Это потрясающей силы роман. «Июнь» — маленький спойлер — это июнь 1941 года. Это три параллельные истории, которые сходятся. Это один из лучших русских текстов, которые я читала за последние пару лет.

Еще бы я хотела назвать книгу Яны Вагнер «Кто не спрятался». Мне в русской современной литературе сильно не хватает нормальных читательских романов про людей. Которые — не творчество-творчество, когда писатель пишет, как дышит, а читатель — помучайся. Этот роман — качественная, умная, читательская проза. Проза, рассчитанная на то, что читателю с ней будет хорошо. Это такой психологический детектив. Десять человек отправляются на заснеженную гору, старые друзья, наслаждаются обществом друг друга. Утром обнаруживают, что гора занесена снегом, фуникулер не работает, а одна из девушек найдена убитой. Завязка классического детектива, но, на самом деле, это детектив+ — то есть больше, чем детектив, потому что эта история о том, как каждый из них дошел до жизни такой. В конечном итоге, тебе важно, кто убил, но это история про людей, про нас. Читаешь и думаешь: «О, это, как я. А вот это, как моя подруга Маша».

Совершенно замечательный роман — это «Девочки» Эммы Клайн. Я только-только его дочитала, сегодня ночью. Очень сильное впечатление. Это роман про секту Чарльза Мэнсона, про ужасные сектантские убийства, бессмысленные, которые произошли в Америке 60-х годов. Но, на самом деле, это история взросления. Ужас некрасивой, обычной девочки, она себя такой видит, которая вступает во взрослую жизнь. А девочка так хочет любви, что она готова на реально страшные вещи. Это книжка не про то, про что кажется. Кажется, что будут рассказывать историю сектантов, ужас-ужас, а тебе рассказывают историю несчастного больного ребенка, который так хочет любви, что не понимает, что творит. Очень сильная вещь, до мурашек. Это очень нежная, очень точная книжка про взросление девочки. Думаю, интересно не только девочкам.

Мы недавно спорили на работе с коллегами на тему — зачем мы столько читали всего в школе того, что даже не понимали толком. А посоветуйте книги из школьной программы, которые абсолютно точно надо перечитать во взрослом возрасте, чтобы понять то, что ускользнуло тогда.

Для меня самым главным постшкольным открытием была проза Пушкина. Я как-то в школе ее не заметила. Я ее перечитала со своими детьми, я читала «Капитанскую дочку» вслух. Я поняла, что это такая прекрасная книга. И «Повести Белкина» — это невероятно круто. Конечно, мы не понимаем там вообще ничего. «Капитанскую дочку» — еще нормально, а все остальное бессмысленно читать в школе. Я перечитала, и мне было нечеловечески хорошо. Смешно, но я считаю, что «Война и мир» — очень хороший роман. И это тоже нельзя понять в старших классах. Я ее перечитала, когда был телемарафон, все по очереди на канале «Культура» читали фрагментами «Войну и мир». И мне достался кусочек, я прочитала, а потом внезапно заметила, что от этого, выданного мне фрагмента, стала читать в одну сторону, потом в другую. Роман — очень хороший. В нем очень много настоящих живых людей, которых можно любить, которым можно сопереживать, про которых приятно думать. Большой волшебный мир, в котором хорошо.

Знаете, как вкладыши в жвачке были «Любовь — это… » Если коротко, книги — это…

Это счастье. Когда-то давно в одной социальной рекламе, где разные писатели, с надутыми мордами говорили что-то такое важное. И вот был билборд с Сергеем Лукьяненко и фразой, которую он произносит. Фраза была такая: ««Еще одна прочитанная книга — еще одна прожитая жизнь». Я готова подписаться. Мы, прочитывая книгу, получаем лишний кусочек жизни, мы получаем небольшой карманчик, в который мы можем забраться, прожить чужую жизнь, примерить другой мир, вернуться в свою и жить дальше. Это такой способ сделать жизнь длиннее и увлекательнее.

Поделиться
Поделиться