Интервью с Варламовым на обновленной набережной

Беседуем с блогером Ильей Варламовым во время прогулки по отремонтированной набережной, спрашиваем: «Получилась работа над ошибками?» Спойлер: начало хорошее, но ещё работать и работать.

Так себе набережная

— Ну что можно сказать? С одной стороны, вроде бы все сделано нормально. Но с другой стороны, нужно понимать, что это такой минимум-минимум. Те решения, которые применены, они логичны и понятны. Но для центра Красноярска можно было сделать сложнее и интересней. Получилось примитивно. Тут не хочется сидеть, работать. Вот смотрите, лучшие общественные пространства среди публичных компаний делает «Макдоналдс». Они делают так, что тебе хочется туда зайти, даже если ты не хочешь эту булку. А здесь на эту лавочку мне не хочется сесть. Потому что она стоит на этом поле, какая-то взлетно -посадочная полоса. И стоят вот эти одинокие лавочки. Ни клумб там, никаких закуточков, ни навеса. На Крымской набережной в Москве — там есть разнообразие этих мест. Понятно, что у вас зонирование рельефом, и так предполагается. Вот на нижнем ярусе, судя по велодорожке, запланирована какая-то активность. И подразумевается, что верхний уровень более тихий. И я не хочу, когда гуляю с коляской или ребёнком, чтобы меня сбил какой-то роллер. Но на верхнем уровне мы видим такое же пространство, которое конкурирует с этим. Это аллея из плитки, на которой на равном расстоянии стоят лавочки. Там отдельная история про качество работ, потому очень много ошибок и при строительстве, и при проектировании. Например, проблемы с водоотводом.

Хорошая набережная

— Ничего себе! Набережная без автомобилей! Я помню, мэр настаивал, что набережная существует для того, чтобы парковать машины. Красота! Вот здесь гораздо лучше, чем на верхнем уровне. Потому что здесь разнообразие зон, чтобы посидеть. Вот тут можно компанией собраться. Видите, ребята сразу собрались. Там амфитеатр, чтобы смотреть, кто что делает. Здесь зелень. Зона, где происходят активности, она отделена с помощью кустов от тихой зоны. Но, правда, чтобы было совсем хорошо, эту зону нужно было искусственно сделать сложнее. Чтобы она не провоцировала здесь кататься. Но это уже неважно, потому что все сделано нормально.

Но…

Всегда замечаю колодцы. Во-первых, на центральной набережной можно было бы какой-то уникальный дизайн колодца. Ну что это такое? А во-вторых, колодец — это место, где хорошо видно качество работ. Например, наверху ещё как-то пытались сделать так, чтобы плитка прилегала к колодцам. Тут поняли, что нормально примыкание не сделают, и решили, чтобы не выпиливать по кругу, залить это бетоном. А со временем на этом месте проявятся все косяки. Потому что створ колодца стоит жёстко, он фиксированный, а если покрытие сделано плохо и начинает плавать, то вокруг колодца идут первые трещины, всякая волнистость.

Когда мы организуем пространство,
мы меняем поведение людей


Илья Варламов

Набережная «есть над чем работать»

— Не стоит ведь задачи за один год сделать хорошо. Более того, особенно если нет опыта, редко получается с первого раза нормально сделать. И не нужно делать. У нас есть такая привычка, особенно у чиновников, а давайте мы поставим рекорд. Как в Москве — а давайте 80 улиц сделаем. И приезжает такой десант из средней Азии. И со всей России забирают плитку. Так что на Урале даже на надгробия гранита не остаётся. Потому что вся плитка в Москве. Надо понимать, что когда мы организуем пространство, мы меняем поведение людей. Меняем их привычки. Например, всю жизнь на набережную люди приезжали и курили кальяны, а мы здесь сделали так, что скейтеры начали собираться. Почему? Потому что появилось ровное место. И вот первое наблюдение: проектировщики не поставили защиты на лавочки. И скейтеры стали использовать их как снаряды для своих покатушек. Они их в ближайшее время эти лавочки… Сейчас цензурный синоним подберу… Испортят. И это неплохо. Город живой, развивается. К нему надо прислушиваться.

В Нью Йорке переделывали Таймс-сквер. Они делали это в течение нескольких лет. На Таймс-сквере они просто поставили блоки и не делали больше ничего. Потом начали смотреть, чем там начали заниматься люди. И поставили одноразовые дешевые стульчики. Просто, чтобы посмотреть, где людям удобно. Не высадили сразу деревья, а поставили их в кадках. Начали деревья двигать. Краской начали рисовать какое-то зонирование. И все это очень сложно, очень долго. Из года в год наблюдая, считая, примечая, где и что делают люди. И как меняются привычки ньюйоркцев. И вот только в прошлом году Таймс-сквер замостили плиткой и убрали временные блоки, поставили постоянные заграждения. Так и с вашей набережной. Город с жителями взаимодействует, и получается такой диалог. И возможно, как-то сформируется, что в этом месте у вас будет стена Цоя, например. Поэтому не надо спешить. Менять в несколько этапов. Начало хорошее.

И про проспект Мира

Проект как проект (прим. ред.: речь о новом проекте благоустройства проспекта Мира). Если вы думаете, что этот проект войдёт в топ мировых общественных пространств, сразу расстрою — маловероятно, даже среди российских. Там просто хорошо. Как мебель из Икеи. Хорошо, стильненько, простенько.

Поделиться
Поделиться