Дома с историей: зачем они большому городу?

Андрей Кочетков

Создатель «Том Сойер Феста»

В 2015 году начал вместе с единомышленниками восстанавливать старые дома. Все лето они штукатурили и красили стены, чтобы доказать местным жителям, что старые дома – не претенденты на снос, а часть городской истории. Инициативу подхватили в Казани, Томске, Калуге. Этим летом фестиваль пройдет в Красноярске.

Как должно быть?

Началось всё от безысходности. В какой-то момент, решили, что надо действовать. Мы долго как журналисты писали о том, как важно историческое наследие, историческая среда, а не только отдельные объекты. Причем, писали не только «караул», «спасите», но и искали положительные примеры работы с такими деревянными домами, например, изучали пример Томска. Вокруг нас собралась такая определенная аудитория, с которой легко было начинать. Пришли люди, и с каждым днем их больше и больше. Мы сначала думали начать с покраски. Но когда начали погружаться, поняли, что покраска — это просто профанация. Для начала нужно почистить, восстановить элемент какого-то деревянного декора, прогрунтовать. И все так усложнялось.

У нас появляются новые партнеры. В прошлом году, например, кровлю нам делал фонд капремонта. Кровля — не волонтёрская работа. Она достаточно травмоопасна и высокотехнологична. Мы не пускаем волонтеров выше третьего этажа — это опасно. Если есть необходимость таких высотных работ, мы просто нанимаем профессиональных рабочих. Наша задача — не показать: какие мы герои, наша задача — не покалечить. Наш фестиваль — это место общения, а не какого то стахановского подвига.

Волонтёры работают лучше. Если люди действительно увлеченные, они инвестируют свое время. И они заинтересованы в качественном результате, чтобы потом не выглядеть дураками. И как сейчас показывает самарская практика, многие работы волонтеры могут делать лучше, чем нанятые рабочие. Потому что рабочему надо создать квадратные метры, а волонтеру потом ходить по этой улице, чтобы душа радовалась. Как показывает практика, обычные люди, которые постоянно коммуницируют с профессионалами, очень быстро учатся делать многие квалифицированные работы, с которыми никогда в жизни не сталкивались.

Опасности

Вашу Николаевку можно сохранить и сделать точкой притяжения. Есть разные идеи по мягкой реновации подобных территорий. Всё начинается с работы с жителями. Тут не столько надо плясать от архитектуры, сколько нужно понять, кто эти люди, хотят они тут жить и на что они готовы пойти, чтобы увеличить качество своей жизни. Если тут есть люди, готовые содержать свое жилье в приличном состоянии, держатся за свою территорию, то из этого могут возникнуть точки роста. Если это территория депрессивная — это печально. Разнообразие городской среды — это фактор качества города. И когда все однотипно — это очень плохо. Если этот район перезапустить, тут было бы здорово гулять, как по парку, тут много за какие детали глаз цепляется. Но сейчас здесь нет сценария: зачем сюда ходить. А если будут какие-то смыслы, то можно с этой территорией работать.

Кто должен принимать решения

Нужно уметь общаться. Всё зависит и от людей, и от чиновников. Например, у нас фестиваль в 11 городах прошлым летом проходил. И были совершенно разные ситуации. Где-то органы охраны памятников очень лояльно относились, а где-то очень настороженно.

Мы ходим, сами выбираем дворы. Если видно, что за домом следят, то заходим, предлагаем помочь. Исторические дома, где есть люди — это вообще прекрасно. И не надо списывать жилую функцию никогда в таких домах. Потому что хороший город 21 века — это город 19 века. Это очень современный тип построек, где на первых этажах, например, находились лавки купеческие, на вторых люди жили. В общем-то, очень актуальный сейчас формат.

Цитаты про Красноярск

Плюс исторического центра Красноярска в том, что здесь пока не так много торчит высотного. И среда достаточно органична, хотя она может стилистически неоднородна.

Что касается фасадов, мне кажется, все неплохо, если вычистить вывески. На мой взгляд, не должен старый город выглядеть так, как будто его построили вчера. А какая-то легкая пошапранность придает шарм.

Photo by Gleb Leonov / Strelka Institute

Поделиться
Поделиться