Василий Прокушев: «Я ожидал треша, бала у Сатаны…»

Спорная рецензия на День города в Красноярске

Драматург и журналист Василий Прокушев выбрался на День города только из-за сайта «Город Прима». Мы попросили его записывать все свои впечатления и эмоции.  Читайте, как обозреватель «Проспекта Мира» погулял по Проспекту Мира с тысячами красноярцев.

Василий Прокушев

драматург, обозреватель «Проспекта Мира»

Признаюсь честно, в списке моих излюбленных развлечений «День города» ютится где-то между походом к зубному и визитом свидетелей Иеговы. Всегда казалось, что, узнав о приближающемся празднике, ответственный за мероприятие сотрудник администрации, вздохнув, отправляется на встречу с тайной ложей банкетных ведущих, откуда приходит глубоко за полночь со списком конкурсов, карандашом на нитке и лукошком деревянных хэштегов. Нехитрый улов, дополненный баяном, шашлыком и песней «Красноярск ты мой Енисейский», и становится основой предстоящих торжеств. Но меняемся мы — меняется город, кто знает, может в этот раз все будет совершенно по-другому.

Попасть в перекрытый для машин по случаю торжеств центр можно было по любой из параллельных улочек, но приличные гости приходят через парадный, поэтому присоединиться к гуляниям было решено на площади Революции. Немного блужданий в поисках входа, краткий контакт со скучающим на посту полицейским, ритуальный досмотр, и вот я за спиной гранитного Ильича.

Весь предыдущий месяц пространство здесь реконструировали, вокруг центральной клумбы выросло кольцо навесных качелей, поменялись фонари, висячие клумбы. И хотя некоторые могут сказать, что главная площадь должна выглядеть более торжественно, а не косплеить чилаут «Артека», на мой вкус, смотрится все это весьма достойно. Но вернемся к празднику.

Площадка возле краевой администрации явно появилась на свет в результате напряженной внутренней борьбы. В душе организатора сошлись в смертельном бою внутренний хипстер — Валентин и внутренний же инструктор районного дворца культуры Элеонора Степановна. Первый поставил среди тротуара расписные буквы «Красноярск», вторая устроила вокруг них бег в мешках, и разместила в стратегически важных местах школьников с наклеенными усами.

Тут же отряд спелых теток свирепо пляшет бочатту, тут же шлындают какие-то типы на ходулях. Типичный обряд вызова Ктулху, и лучше пойти дальше, пока он не увенчался успехом.

Сразу за Дзержинского, где суетливые кулинары кормят гостей праздника 150-ти рублевым пловом, характер торжеств резко меняется. Кокошники исчезают, публика становится куртуазней, развлечения цивилизованней. Дети собирают из Лего роботов, приятно поет рыжеволосая девушка, у подножия начфака КГПУ развалившиеся в креслах-мешках граждане слушают лекцию о продвижении в Instagram.

Это не тот День города, каким я его помню. Где треш и угар, где дамы в золоченых сарафанах, выводящие противопожарными голосами «Ой, то не вечер», где полуголые парни в капитанских фуражках?

Дохожу до установленной поперек Перенсона большой сцены. Кокошников нет и здесь, вместо баянов и трещоток на помосте восседает оркестр, играющий по случаю праздника мелодии из кинофильмов. Сейчас это знойное танго, и несколько пожилых пар срываются в пляс. Особенно хорош совершенно седой господин в модном для 1978-го года пиджаке, ведущий свою партнершу с грацией бенгальского тигра. Это невероятно мило и трогательно, и я, смахнув сентиментальную слезу, спешу дальше.

Напротив главного корпуса бывшей технолаги разместился странный аттракцион — дети собирают и разбирают оружие.

«Вот Иришка, учись, будешь потом маму защищать», — наставляет родительница одетую в розовое платьице девочку лет трех. Иришка, в силу возраста еще не понимающая разницы между АК-47 и «Барби», доверчиво тянет руки к крышке ствольной коробки.

Рядом угрюмый семилетка со знанием дела заправляет в автомат возвратную пружину. Выглядит это довольно дико, особенно рядом с соседней сценой, где парни в бейсболках лихо отплясывают хип-хоп.

Припекает, выпив возле бара Welcome стакан недурного сторублёвого лимонада, двигаюсь дальше. За Домом быта по дороге раскидано сено, точнее не совсем раскидано, а элегантно разложено, в виде эко-диванов. Сидеть на топорщащихся стеблях немного приятнее, чем на еже, но смотрится мило. Тут же в кустах притаилось оленеводческое стойбище с чумом из шкур и изнывающим от жары ласковым самоедом.

«Почему чум?», — спрашивает у спутника остановившаяся в метре от меня очаровательная блондинка. Тот долго морщит лоб, прикидывая возможные варианты, и, наконец, объясняет «Красноярск, же». «Точно», — соглашается девушка, еще сильнее прижимаясь в многомудрому возлюбленному. Разомлевший самоед зевает во всю пасть, подтверждая правильность догадки.

Самое время что-нибудь съесть. Но хотя половина улицы заставлена столами, место, где можно подкрепиться, найти не так и просто. Здесь столы стоят на самом солнцепеке, здесь подают что-то отвратно столовское, здесь нет мест, здесь невесть откуда взявшийся массовик-затейник верещит в микрофон под самым ухом обедающих. Приходится возвращаться на Дзержинского, где отовариваюсь пловом. Плов приемлемый, но лично я знаю в Красноярске минимум 12 мест, где его готовят неизмеримо лучше.

Вечереет, народ потихоньку покидает проспект Мира, к девяти на улице остается только группа танцоров хип-хопа, затеявших внезапный танцевальный батл. Длинный парень скручивается самым замысловатым образом, его соперник в клетчатой рубашке отвечает рваными движениями. Оба участника — чудо, как хороши, и я залипаю здесь минут на 40. Побеждает длинный, хотя я всей душой болел за клетчатого. Но пора на площадь у Филармонии, где вот-вот начнёт выступать главный гость вечера — хор Турецкого.

Хор Турецкого — идеальный хэдлайнер для городских праздников. Особенно после того, как на Железногорском ГХК кончился плутоний, и каждый раз гонять муниципальный DeLorean в 80-е за группой «Мираж» стало затруднительно. Хор — это и благопристойно, и торжественно, и особых нареканий не вызовет. В прошлый раз вон привезли L’One, так бомбеж был такой, что праздничного салюта не разобрать.

На площади, все, как всегда. Толпа, сцена, хор поет, по окрестным кустам ошиваются какие-то маргинальные личности. Хотя надо признать, что в этот раз их было значительно меньше. То ли горожане внезапно забыли обряд праздничного накидывания, то ли полиция бдит, но было мирно, да и мочой из подворотен почти не пахло.

До финала концерта, перемежавшегося речами серьезных дядек из администраций всех уровней, и праздничной пальбы фейерверками я оставаться не стал. Устал, да и к салютам, признаться, равнодушен. Из-за того, что телефон успел сесть, такси пришлось ловить на улице, и озверевший частник содрал за дорогу до Студгородка 400 рублей. Ну да ладно, ничего страшного, пусть горит в аду.

Резюме? Ну а что тут особо резюмировать. Я ожидал треша, бала у Сатаны, разгула стихии и буйства народных масс, а увидел приятный семейный праздник, с парой интересных локаций и довольно милым оформлением. День города до сих пор не праздник моей мечты, но теперь в личном рейтинге городские торжества соседствуют с покупкой пылесоса в кредит и случайной встречей на улице полузабытого друга детства.

Поделиться
Поделиться