«Из сурового пограничника реабилитировался в «Солнечного раздолбая»

Интервью с актером Алексеем Гуськовым

В прокат 18 октября выходит фильм «Вечная жизнь Александра Христофорова». Это не хрестоматийная драма, а легкая летняя комедия. Исполнитель главной роли и продюсер — Алексей Гуськов. Продвигать картину начал не с красной дорожки столичного кинотеатра, а с регионов. Приехал в Красноярск, побывал на премьерах в двух кинотеатрах, встретился с телеканалом «Прима» и рассказал, как он съел волка, попал в скандал выборов на Дальнем Востоке и о не смешных комедиях.

Если не хотите читать — можете посмотреть! Если не хотите читать и смотреть — можете послушать интервью на радио «Красноярск — Главный» по ссылке.

Я не обманул, я здесь, можете кинуть в меня помидором.


Алексей Гуськов

Фильм летний, яркий. Зачем вы его снимали?

Хороший вопрос. Для того, чтобы человек когда пришёл в зал, выключился свет, и сразу ему захотелось прям в эту атмосферу нырнуть. Чтобы он вспомнил лучшие моменты, связанные с отпуском, с морем, с необязательностью, с любовью, с поцелуем вкуса морской соли на губах, чтобы ему захотелось там побывать. И как итог — ушел с очень хорошим настроением. Это очень редкий даже не жанр, а фильм, который трудно сделать, называется на профессиональном языке — «кино хорошего настроения». И даже мы его позиционируем так — рекомендован всем зрителям старше 12 лет, как таблетка от осенней хандры. «Вечная жизнь Александра Христофорова», фильм выйдет 18 октября в широкий прокат.

Предпремьерный показ не на красной дорожке столичного кинотеатра на Новом Арбате, а в регионе. Не страшно ли отвечать лицом за свой продукт, который выходит в регионе?

Это самое интересное, как оказалось. Первый регион, куда я поехал, это Южно-Сахалинск, потом Владивосток, Хабаровск, Уфа, вы у меня пятые и поэтому я легко приезжаю и поэтому прием у меня самый теплый. Обязательно после нашей творческой встречи я выхожу в зал и говорю — я не обманул, я здесь, можете кинуть в меня помидором, как это делалось, когда зритель не голосовал за спектакль, потопать ножками, но в основном не аплодируют и говорят спасибо, и я потом делаю селфи, благодарю город и зрителя за теплый приём.

Обычно да, в начале премьера питерская, потом московская, иногда питерская. Дальше это всё улетает на федеральный канал и прилетают копии. У нас тоже будет московская премьера и мы ее не обойдем. Мне интересно очень, чем же живёт страна. Страна у нас огромная: и Москва, и Санкт-Петербург сейчас представляют из себя два отдельных княжества. А Россия огромная и она даже регионально делится по ментальности. Не зря говорят: Восток, Сибиряки, Уральцы — юмор у всех разный и смотрение у все разное. Не зря бывает, что одна картина проваливается в Москве и невероятно идет в южно-федеральном округе. Релиз через 2 недели, а московская премьера через 12 дней, и это осознанный был ход, это не поддерживающий тур чего-то. А это осознанный ход — показать всей стране, которая живёт отдельно от этих двух княжеств, свой фильм, и понять, как же люди реагируют. Понять для себя то, что ты делаешь, оно нужно или никому не нужно. Самотворчество такое, для себя, удовлетворение своего любопытства и не больше.

Вы говорите, что сами ведёте страницу в инстаграме, а комментарии читаете? 

Обязательно. Кино делается для зрителя в первую очередь. Потому что это не артхаус, это мейнстрим, комедия, и поэтому она сделана для зрителя с ироничной интонацией. Это ироничная история.

— Ты алкоголик, дебошир и социопат.
— Ну знаешь, с таким резюме можно в думу избираться.


Если вы ездите по городам, то, наверное, понимаете, что отношение к отечественному кино сейчас несколько иное, особенно к комедиям. Я люблю Гайдая, я его растащила на цитаты, и очень мало современных комедий, над которыми хочется посмеяться за хорошие, не пошлые шутки, за непринуждённый юмор. Как вы считаете, почему такое отношение и столько провальных комедий?

Это очень трудный жанр, вот как вы говорите — чуть-чуть и ты впадаешь в пошлость, чуть-чуть и не смешно. Шутка хорошая —это большая редкость, игра слов — тоже большая редкость. Природа юмора очень сложная вещь, поэтому очень много провалов, а одержанных побед очень мало. Вот на Дальнем Востоке картина уже на цитаты разошлась. Когда актриса Лидия Вележева [супруга Алексея Гуськова] играет мою первую жену, она говорит герою: «Ты алкоголик, дебошир и социопат». На что он ей отвечает: «Ну знаешь, с таким резюме можно в думу избираться». И так как эти выборы бесконечные губернаторские проходят на Дальнем Востоке, я попал прямо в это период. Это всё мгновенно цитировалось по зрителям.

У вас амплуа серьезного, глубокого, драматического актёра. Название фильма — «Вечная жизнь Александра Христофорова».  Думаю, что-то хрестоматийное, смотрю — комедия. Да ладно! Вас принимают, что вы серьёзный, трагичный, мужественный, а тут чудак в фильме…

Кто-то из зрителей написал после показа в Хабаровске — человек, которого я боялась после «Таёжного романа», реабилитировался в солнечного раздолбая, в которого я поверила сразу и сразу полюбила. Вот бывает работа, которая идет актеру вот во всём, словно она на него сшита. Подхода тут два — в американской культуре самое главное, чтобы случилось, а дальше ты себя тиражируешь, потому что продаётся. В русской школе есть понятие образа роли. У меня есть огромное количество работ, которые даже не доходили сюда. Например, фильм концерт, французский, где я играю дирижера. Я когда снимался, то партнёры мои из русских актёров, Дима Назаров и Валера Баринов, принесли на площадку в Париже видео. И говорят: «Гуськов съел волка» [фрагмент фильма «Граница. Таёжный роман»]. Они все сидят смотрят. Режиссёр говорит: «Это ты?» Я говорю: «Это я». Если я бы посмотрел это до нашего фильма, то я бы в жизни тебе эту роль не дал.

Поделиться
Поделиться