Диана Арбенина: «Наглость какая красноярская!»

Категоричные ответы, искренние вопросы — всё как мы любим

Фотограф: Юлия Раскова

Интервью со знаменитостью — это всегда непредсказуемо. В каком настроении звезда придет? Сколько по факту времени на общение дадут? Вместо запланированных 30 минут с Дианой Арбениной, у меня было максимум 10, и даже за эти 10 минут умудрилась вывести из себя главную рок-звезду России. Настолько вывела, что даже после интервью, на самом концерте, Диана пожаловалась на «симпатичную девочку Катю» всему БКЗ. Я секунд на пять расстроилась, а потом обрадовалась такому комплименту. Читайте.

Как ваше настроение?

Боевое настроение. Несмотря на то, что в этот раз в Красноярске у нас такая достаточно ситуация нетипичная, потому что мы летим из Ирландии, у нас был концерт в Дублине. И потерялся багаж. У нас там был сольный концерт. На следующее утро расписание самолетов посыпалось, и в итоге половина нашего аппарата не прилетела, включая мою одежду, всякие средства для девушек. Поэтому классно. И минус тридцать мне нравится.

Ну, не минус 30.

Я прилетела утром и мне сказали, что минус тридцать. Но мне нравится, на самом деле. Мне кажется, чем холоднее зимой, тем как-то естественней.

Вам подсветка моста понравилась? [прим. — интервью было в БКЗ, откуда открывалась панорама на вантовый мост]

Мы когда шли сейчас на площадку, организатор мне говорит: «А вот полюбуйтесь нашим мостом». А я говорю: «Дорогой, у меня с этим мостом столько связано, сколько у вас не связано. А он говорит: «Ну да, я наслышан-наслышан».

Вы не успели посмотреть, как изменился Красноярск? Его всё лето приводили в порядок.

Нет, не была еще в городе. И мне, конечно, от этого не могу сказать, что очень хорошо, потому что я очень знаю хорошо Красноярск. Я могла бы оценить его изменения абсолютно точно. Несмотря на то, что ноябрь.

У меня серьезный вопрос. Я сегодня пыталась читать тексты молодых исполнителей, и мне стало физически плохо от того, что я читаю. Зачитаю: «Кнокаю фреймдату рэп-игры. Оппы вифят хит. Дэшаюсь вперёд, олл сити кинг. Блочу спешл мид». Мне кажется, я сатану вызываю сейчас. Вам не кажется, что это ад? То, что сейчас выпускают молодые рэперы, которые считаются популярными?

Мне всегда было очень любопытно от того, что происходит в музыке, молодой музыке. У меня отторжения к этому нет, у меня есть любопытство. И плюс, конечно, вопрос: что дальше? Потому что можно стрельнуть одним или двумя треками, но очень часто на этом все и заканчивается. Поэтому я бы, конечно, пожелала молодым в любом жанре удачи и творческого роста. Можно эпатировать, безусловно, ну а дальше что? Мне бы хотелось, конечно, чтобы была та самая молодая шпана, которая нас должна стереть с лица Земли. Пусть попробуют.

Вы не боитесь, что ваши дети будут расти на этой музыке, и вы перестанете их понимать?

Мои дети растут на той музыке, которую я им ставлю. Им 8 лет. У них в арсенале есть и рэп, классический рок, какая-то популярная музыка, и мне очень нравится, к чему они сами тяготеют, плюс они учатся в музыкальной школе. Короче говоря, к чему я веду. Во-первых, очень многое дает семья. И если ты детьми занимаешься, то все равно так или иначе ты формируешь их вкус. У меня брат, на 12 лет меня младше, и я помню, что всё, что я слушала, он начал любить в свое время. Сейчас он играет техно, но это ему не мешает любить группу Queen.

Смотрели «Богемскую рапсодию»?

Ну да, такой мыльный фильмец.

Я рыдала последние 20 минут…

И я. Я тоже заплакала в финале этого фильма, но не от того, что я видела на экране. Вообще, за что я благодарна создателям этого фильма, за то, что они еще раз показали людям того человека, который был рожден стоять на сцене, петь и быть звездой. Я имею в виду Фредди Меркьюри. Что касается качества фильма — для меня он действительно такой мыльный. Брайан Мэй [прим. — гитарист группы Queen] очень хорошо получился, просто один в один, в копьё. Это такая глыба, к которой нужно возвращаться. В моем плей-листе всегда есть группа Queen. И еще огромное спасибо людям, которые все это дело создали, я имею в виду режиссеров фильма, за то, что они не показывали его муки, его смерть и так далее. Очень классная позитивная нота — этот концерт. Мне кажется, это единственный финал для рок-фильма.

Возвращаясь к вопросу про аудиторию. А ваша аудитория как-то изменилась? Я хожу на все ваши концерты и не вижу молодежи лет 18-ти.

Сейчас посмотрим. Я думаю, что вилка от 16-ти до 70-ти. Моей маме, которая сейчас находится в фойе и продает продукцию, она ездит с нами везде, ей 71 год. Вот посмотрите на этого человека, и вы поймете, что возраст в паспорте — это полная ерунда.

У меня вопрос про клипы. Вы их сейчас снимаете в основном для Youtube?

Мне нравится просто. Мне нравится эта визуальная часть творчества. Я прекрасно понимаю, что они не окупаются. Что это огромные вложения, так получается. Но мне по приколу.

Сколько стоит снять клип? Я даже примерно не понимаю.

Можно снять клип буквально на телефон. Можно снять клип, используя недорогую технику. Можно снять клип за 10 миллионов. Всё зависит от того, что ты себе представляешь. И какими средствами ты располагаешь. Но визуальная составляющая коллектива важна.

И тем не менее, раньше снимали клипы для «Муз-ТВ», MTV, но сейчас вы снимаете в первую очередь не для них.

Нет. Мы, правда, снимаем потому, что нам это нравится. Вышла песня «Раскаленные». И сейчас у нас был концерт в Олимпийском, поэтому я прервала работу над этим роликом, но я к ней вернусь, поэтому в январе вы увидите клип на песню «Раскаленные». И вы поймете, что Арбениной было по приколу погрузить себя в такую адскую атмосферу холода и выживания.

А зачем вам награды на «Муз-ТВ»?

Мне зачем? Дают — беру.

Если раньше вы были про русский рок, то сейчас, мне кажется, вы больше про попсу. Мне кажется?

Ну, давайте пойдём на концерт и послушаем там попсу.

Если бы вам прямо сейчас сказали: «Всё, Диана, вы больше не можете заниматься музыкой».

Почему? Кто бы это сказал.

Ну, вот я вам говорю: «Всё, больше нельзя заниматься музыкой».

[прим. — смеётся] Какая самоуверенная!

И у вас очень много времени на то, чтобы еще чем-то заняться в этой жизни. Куда бы вы пошли?

Несвоевременный вопрос. Я могла бы вам ответить, что хотела бы писать книжки, но я этим буду заниматься лет через 30. А сейчас я буду петь. И никто мне не скажет — «нет». Я посмотрела бы на этого человека. Покажите мне этого человека!

У нас мало времени. В финале вопрос про важное. Насколько я знаю, вас волнует тема экологии и дикой природы…

Да, мне жалко зверей, которых убивают просто какими-то стадами.

У нас в Красноярске тема экологии стоит остро, и я пытаюсь найти ответ, когда мы станем разумно потреблять. Приходим в супермаркет, а там нет пакетов, пластика. Как вы думаете, когда-то это произойдет?

Я думаю, что нескоро. Но нужно помнить, что всё зависит от тебя самого. Если ты просто будешь на каждом углу это говорить — ничего не изменится. А если ты будешь нормально относиться к природе, и твои близкие тоже, то станет лучше, это абсолютно точно. То же самое, что нельзя спасти мир. Спаси одного.

Что людям нужно сделать сейчас, чтобы стать лучше? И безопаснее сделать наш мир?

Понимаете, в чем дело. Я не хотела бы говорить за весь мир, за всех людей, за человечество. Я в это просто не верю. Если ты вокруг себя строишь здоровую атмосферу, здоровый мир, то ты будешь жить в таком мире. А если тебе все равно и все это ради того, чтобы поговорить, то ничего не изменится. Я живу в очень здоровом мире. Единственное, на что я не могу никак повлиять — это на воздух, которым я дышу, и вы дышите. Вот здесь мы пассивны. А все остальное в наших руках.

Она мне скажет — не пой! Ничего себе! Нормально вообще? А потом она мне скажет, что я попса! Наглость какая красноярская.


Говорила Диана Арбенина, когда уходила с интервью

Фотограф: Юлия Раскова

Поделиться
Поделиться