Кирилл Светляков: Красноярские художники, как тайные агенты современного искусства

Интервью с кандидатом искусствоведения и главой отдела новейших течений Третьяковской галереи

Кирилл Светляков критик, писатель, кандидат искусствоведения и заведующий отделом новейших течений Третьяковской галереи приехал в Красноярск, чтобы прочитать лекцию о современном искусстве. Сайт «Город Прима» напросился на персональную лекцию, чтобы понять, почему не понимать современные картины — это не стыдно и чем скандальные акции похожи на выступления президентов.

Идеи на выходные: много спорта, весенние маркеты и Stand Up

Куда сходить и чем заняться в Красноярске в эти выходные?

Иногда когда приходишь на выставку современного искусства и себя ловишь на мысли, и от посетителей слышишь: «Это искусство? Да, я тоже так могу нарисовать». Стыдно себя ловить на этой мысли?

— Это же разговор идет от «Черного квадрата», вечные упрёки: «Я тоже так могу». Этот вариант приемлем. Современное искусство при всей его якобы непонятности очень демократичное. Одна из его задач — вовлечь как можно больше людей в эту сферу. Если человек говорит «Я тоже так могу» — так иди и делай.

А если человек только говорит?

Это первый шаг. Если человек говорит: «Я тоже так могу,» — значит, он себя как-то идентифицирует с произведением искусства. Значит, он уже попался. Когда человек это говорит, он имеет в виду свои представления об искусстве, как о ремесленном шедевре. Он ждет от искусства ремесла. Хотя он, этот зритель, живет в ситуации, где ремесленных вещей очень мало, они все созданы индустриальным серийным способом. И художники работают с этой продукцией. Вещи, которые экспонируются на выставках современного искусства, имеют отношение к индустриальной и постиндустриальной культуре. А зритель, получается, что живет в прошедшем времени.

Идеи на выходные: много спорта, весенние маркеты и Stand Up

Куда сходить и чем заняться в Красноярске в эти выходные?

Новые Слоновы? Художники из Красноярска попали в шорт-лист Премии Кандинского

«Город Прима» объясняет, почему это круто, и знакомит с работами художников

Вы имеете отношение к отбору претендентов на премию Кандинского. Мы писали о наших молодых художниках Алексее Мартинсе и Игоре Лазареве, которые были номинированы за проект «Как рассказать сибирскому городу о современном искусстве».

Я голосовал за этот проект.

Что вас зацепило? Похвалите наших ребят.

Все очень просто. Это как раз вовлечение в диалог. Художник начинает общаться со зрителем. Художник исповедует принцип — искусство в массы разными способами. Ищет способы внедрения искусства в пространство города. В пространство массового сознания. Мне всегда это нравится, когда ты ничего не навязываешь, ты как тайный агент современного искусства начинаешь интегрироваться в общество. Мне всегда ближе эгалитарность, от элитизма в его нынешнем состоянии слегка подташнивает.

Премия Кандинского уже вручена, к сожалению, нашим художники она не досталась


Прим. автора

Кулик известен по перформансу, где он голым облаивал прохожих. Осмоловский в начале 90-х написал слово из трех букв телами людей в Москве


Спасибо, Википедия!

Художник должен остро и моментально реагировать на то, что происходит в стране и в мире?

Это зависит от того, в каком поле он работает. Если он медиахудожник, то он должен реагировать быстро, иначе его смоет активным информационным потоком. Поэтому сообщения у него часто короткие, плакатные и острые. Если это искусство существует только на фотографии, то ты конкурируешь с пространством новостей. А конкурировать с жизнью очень сложно. Вот в начале 90-х почему художники устраивали радикальные акции, Кулик и Осмоловский, потому что им конкурировать с Ельциным было очень тяжело и перекрывать его акционизм. Жизнь была сильнее искусства. Сейчас жизнь опять сильнее. Она дает мощнейшие информационные поводы, и искусство на этом фоне начинает теряться, поэтому оно снова становится очень резким.

Есть одна история. В Красноярске к биеннале на здании музейного центра появилась картина. Пока были только очертания, прохожие восхищались. Но как только стало понятно, что это все — кладбище, жители соседних домов попросили закрасить картину, так как она наводит на грустные мысли.

Ну, не закрасили же? Значит, она кому-то понравилась. В Америке таких случаев было много. Когда художник известный создавал городской монумент, но очень странный, потом его демонтировали, потому что людям он не нравился. Они голосовали против монумента. Сейчас, может, и жалеют. Мне кажется, в любом случае, это должен быть диалог. Выбор народа должен быть услышан. Поскольку это общественное пространство, и оно принадлежит всем.

То есть, если нам не нравится памятник, мы можем требовать, чтобы его убрали? У нас в городе много споров на такую тему.

Пространство принадлежит всем. Искусство внедряется в городскую среду. Мне кажется, что в этом случае можно придумывать разные способы консервации этого памятника. Не замазывать и уничтожать, а на какое-то время скрыть и посмотреть, попробуйте без него. Есть способы не разрушая, убрать. Здесь важна легенда. Вот еще выход: во многих городах есть разные щиты, отданные под искусство, и все знают, что они сменяемые. Эта сменяемость оптимальная для демократии. Монумент стоит не на вечно, такими могут быть городская скульптура или городская картина.

Всем гостям миллионника мы задаем эти вопросы. Чем Красноярск приятно и неприятно удивил?

Огни Енисея — это замечательно. А когда утром видишь реку, все по-другому, нравится даже еще больше. Мне понравился особняк музея имени Сурикова, мне понравилось, что директор музея, Марина Валентиновна заговорила о проектах в области современного искусства. И очень удивил Выставочный центр «Площадь мира» с фрагментами экспозиции музея Ленина и выставками современного искусства.

Чем сейчас повально увлечено ваше окружение, о чем все говорят и чем Вы советуетесь увлечься?

Мне кажется, сейчас много ходят на лекции. Сейчас небольшой спад из-за кризиса, а еще год назад это было что-то потрясающе-чудовищное. Лекционный бум. Лекции обо всем, люди ходили на курсы, шли лекции на разные темы. Возникла конкуренция лекторов, институций. А я всегда советую увлекаться коллекционированием чего-то, что связано с искусством. Почему-то все считают, что для этого надо много денег.

Я тоже так считаю.

Нет, для этого надо много и постоянно общаться с художниками. Так получаются дружеские коллекции. Коллекция — это всегда результат дружбы, общения и любви.

Поделиться
Поделиться
Поделиться