Интернет-мэр № 4. Деревня под куполом

Снос Николаевки, нужники для иностранцев и грядка чеснока каждому читателю

Кто такой интернет мэр?
Привет, меня зовут Илья Сураев и я — интернет мэр Красноярска.

Разумеется, такой должности не существует, я её выдумал специально для этой рубрики на сайте «Город Прима». Это креативная должность, главная задача которой — неограниченная ничем свобода в фантазиях на тему развития Красноярска. Потому что настоящий мэр занят реальными делами и отягощён реальными бюджетами, а интернет мэр — это беззаботный раздолбай, который за весь город, без оглядки на критиков, выдумывает его будущее. И такая должность нужна каждому российскому городу.

Почему «интернет»? Потому что именно здесь, в сети, принято брызгать слюной, не кули ворочить и делать вид, что в чём-то разбираешься. А я именно такой диванный фантазёр и доморощенный креатор.

Только весёлое прожектёрство и видение будущего Красноярска.

ИНСТАГРАМ НАШЕГО ИНТЕРНЕТ-МЭРА SURAEVSURAEV. ЗДЕСЬ СТРОГИЙ РАЗБОР КРАСНОЯРСКИХ РЕАЛИЙ. А ЕЩЁ ПУТЕШЕСТВИЯ, КОШЕЧКА И СОБАЧКА

Сегодня ваш интернет-мэр выходит на одиночный виртуальный пикет. Я стою посреди интернета в кружевном боди (чтобы привлечь ваше внимание, иначе никак) с плакатом: «Сволочи! Остановите снос!» А поводом стала вот эта новость: В Николаевке решили снести около 200 домов ради застройки.

Однажды (задолго до мэрской карьеры) я начал писать сценарий сериала. Там в первой серии бомж-онанист гоняется за хипстерами, которые расследуют дело о сумасшедшем актёре из театра Пушкина. Так всё и было: клянусь новорождёнными сурикатиками «Роева ручья»! Сценарий я не закончил (подозреваю, что это к лучшему), но сейчас вспомнил, что вся серия была пронизана тоской по уходящей натуре района Николаевка. А именно там разворачивался сюжет моей истории.

БОМЖ-ОНАНИСТ ГОНЯЕТСЯ ЗА ХИПСТЕРАМИ, КОТОРЫЕ РАССЛЕДУЮТ ДЕЛО О СУМАСШЕДШЕМ АКТЁРЕ ИЗ ТЕАТРА ПУШКИНА

Николаевку знаю неплохо: здесь, в старинном особняке на Советской 35, находится офис медиагруппы «Прима», где я работаю. Часто я хожу через этот район пешком и поэтому у меня нет иллюзий на счёт состояния местных дел. Много нищеты, разрухи, зловонных ручьёв, и практически воплощение в реальности строчек песни «…дети хоронят останки коня,
там лишь кишки и шкура его». С моим радикализмом, я должен первым кричать: «Взорвите всю эту дичь к хренам и постройте что-то невероятное». Но я так не кричу. И вот почему.

Первое
«Что-то невероятное» здесь не построят. Мы с вами получим очередной район эконом-жилья, пространственную мертвечину, типа «Белых рос» или Покровского, где местные жители-ипотечники сидят в своих квартирках-норах по вечерам, пьют дешёвое пиво и тупеют под стендаперов на YouTube. Вас возмущает это снобское описание? Значит, я попал туда, куда целился.

Второе
Есть такое дебильное слово — «Жалко». Жалеть о чём-то непродуктивно, но накрывает тазиком необъяснимая эстетическая тоска, когда осознаёшь, что мы потеряем навсегда самодельный музей Николаевки или яркие наличники на местных оконцах. Посмотрите, как они вдохновляют на модные образы.

Третье
Вижу перспективу и варианты, что из этого пространства, если его законсервировать, можно сделать. Картинка пошла. Даже много картинок.

Записывайте!

ВАРИАНТ № 1. Историческая консерва

Да, я знаю, что слово «консервы», не употребляется в единственном числе. Мы, филологи называем это pluralia tantum. Но так же, как этот подзаголовок требует необъяснимую и намеренную ошибку, так и моё сердце требует невозможного: накрыть часть старой Николаевки куполом от архитектора Нормана Фостера. Давайте сделаем здесь музейное пространство! Поставить часть города на паузу — это гораздо круче, чем спустя годы реконструировать очередной исторический квартал. Понятный пример такой сохранённой истории — музей заповедник в Шушенском. Пример ненашенский — музей Скансен в Стокгольме. Это прекрасная деревня с аниматорами и зоопарком. Но там-то как раз свозили сотни домиков со всех концов Швеции, а у нас всё готовое. Почти.

В шведском Скасене можно найти старинную булочную и зоопарк с домашними животными.

РАСПОРЯЖЕНИЕ ИНТЕРНЕТ-МЭРА

Заморозить для потомков часть Николаевки и сделать здесь деревенский музей. Через лет десять вы приведёте сюда детей и внуков и будете объяснять значение слов: «стайка», «поленница» и «предбанник». А ещё можно будет возить сюда школьные классы на картошку. Не для того, чтобы копать, а просто показать, что она не растёт в пакетах с чипсами.

ВАРИАНТ № 2. Туристический

Этот сценарий плавно вытекает из вариант № 1. Почему-то, если спросить красноярцев: «Ради какой достопримечательности к нам могут поехать туристы», — то большинство ляпнет про Столбы или ГЭС. Разумеется, это бред. Любого американца, повидавшего у себя на родине Гранд-Каньон и дамбу Гувера, наши объекты не впечатлят. Запрос на Россию у среднестатистического иностранца можно описать строчкой из песни «Любэ»: «бабы, водка, гармонь и лосось».

Деревня посреди комфортного мегаполиса может стать нашей фишкой и экзотикой. Жизнь в домах с печкой, воды из колодца и баня вместо душа. Вам кажется это смешным? Пока вы смеётесь, в соседнем Томске появился примечательный хостел в избе, а Иркутск продолжает двигать свой показательный 130 квартал.

РАСПОРЯЖЕНИЕ ИНТЕРНЕТ-МЭРА

Всем чиновникам, занимающимся туристическим развитием региона, распоряжаюсь не ссать и показывать иностранцам именно николаевскую дичь с огородами, коровами и яркими заборчиками. В этом эмоция и нерв путешествий. Один поход в деревенский нужник с дырочкой класса «земля-воздух» впечатлит иностранца больше, чем тысячи ваших глянцевых буклетов.

ВАРИАНТ № 3. Ботаническо-ресторанный

Весь этот сельский туризм подталкивает нас к тому, что ухоженное деревенское пространство среди бетонных джунглей играет на пользу не только иностранцам, но и местным жителям.

Недалёкое будущее. Я приглашаю вас на веранду деревенского домика в культурном пространстве Nikolaevka. Здесь ресторанчики, домашние животные и трэйнспоттинг. Самое главное — огороды со свежими продуктами. Потому что только в недалёком будущем до нас дойдут два тренда.

№ 1 — мода на городские огороды. К этому пришли многие города-миллионники, у жителей которых нет возможности выезжать на дачу, а тяга к садоводству есть. Почитайте про это, например, здесьКаждый из нас — жителей Красноярска будущего — должен иметь право на свою грядку чеснока. И где же разбивать эти общественные грядки? Уж, конечно, не вдоль улицы Молокова.

№ 2 — тренд «км 0». Это когда в ресторане подают продукты, выращенные в радиусе 100 км от заведения (сам ресторан — нулевой километр отсчёта). То есть прямо с грядки шеф-повар схватил за хвост брюкву и подал вам на тарелочке. Нужен пример? Это ресторан «Панама» в частном деревянном доме в Вильнюсе в районе Жверинас. Наполовину ресторан, наполовину теплица/оранжерея.

РАСПОРЯЖЕНИЕ ИНТЕРНЕТ-МЭРА

Дать каждому желающему читателю этой колонки в аренду грядку и возможность открыть свой маленький ресторанчик в частном доме. Признайтесь, вы мечтаете о таком деле жизни? Кормить всех щавелевым супом, кашей из печи и жареными колбасками на гриле.

ВАРИАНТ № 4. Деревня Слоновка

Мой любимый вариант — отдать часть законсервированной одноэтажной Николаевки на растерзание художнику Василию Слонову. Наш певец сибирской метареальности уже давно достоин персонального культурного пространства, которое станет ему памятником при жизни. Но разве можно уместить Василия в шлакобетонный короб? Ему нужна живая среда, пропитанная кровью, потом и пылью. Добро пожаловать в Деревню Слоновка!

Почему то, что можно в провинциальном британском городе сделать Бэнкси, нельзя сделать в Красноярске Василию Слонову?

РАСПОРЯЖЕНИЕ ИНТЕРНЕТ-МЭРА

Показать всему миру новое дико крутое место. Посмотреть на себя иронично. Удержать в Красноярске талантливейшего художника.

Нас часто окружают вещи и явления, которые кажутся обыденными, необязательными, привычными. Вроде есть и есть. А потом они пропадают, а мы оглядываемся и хватаемся за дурные головы. Бесплатный проезд по студенческим билетам, фотоаппараты Polaroid, дружба Украины и России, девственность, знание таблицы умножения на зубок… Вот районы, типа Николаевки, точно такая же вещь. Это не пережиток прошлого, который надо снести. Это то, о пропаже чего мы потом будем жалеть. Но будет поздно.

ЭТО ГОВОРЮ ВАМ Я – ЧЕЛОВЕК С ИМЕНЕМ ПРОРОКА И В КРУЖЕВНОМ БОДИ.

Читайте уже вышедшие колонки интернет-мэра:

— Френдли Администрацию
Автобусы-покемоны
Инстаграмм-рынки

Читайте в следующих сериях про новые распоряжения интернет-мэра:

— Шашлычки — это новые храмы.
— Внедрение детёнышей острова Татышев в каждый двор.
— Енисей — главная улица города.

Поделиться
Поделиться