Анна Ломанова: За мной следят, у меня есть имя и образ

Интервью от телеграм-канала «Бал дебютанток»

Анна Ломанова — сейчас самая востребованная модель в красноярской рекламе. Это следует из простого изучения носителей: за пару последних месяцев она больше двух десятков раз появилась как в роликах на ТВ, так и в сетевых публикациях, от респектабельного Lexus и Golden Caravan до более приземленных «Кухни Место», бистро All You Need и косметологической клиники ESTETIQUE.

С перемещением продвижения в социальные сети бизнес хочет попасть в ее Инстаграм чаще, чем в профиль любой другой модели.

Что пришлось для этого сделать? Можно ли полностью обеспечивать себя за счет рекламы в соцсетях? Что за конфликт произошел у них с Еленой Попенко? Не планируют ли Ломановы покинуть Красноярск? Об этом — интервью Бала дебютанток с Анной Ломановой.

ПРО ИНСТАГРАМ

— Я же не ошибаюсь: ты всегда была востребована как модель, но в последние год-два — тебя гораздо больше, и именно за счет Инстаграма?

— Да, так и есть. Я же работаю еще в рекламном отделе ТВК, так что могу сравнить. И если там у меня съемки 2 раза в неделю, то здесь в день приходит по 2-3 предложения. Инста сейчас это такая площадка, которую в ближайшее время никто не перебьет по рекламе.

— Почему?

— Он всегда под рукой. Когда ничем не занят — листаешь ленту. Не включаешь ТВ, не читаешь газету — листаешь ленту Инстаграм. И рекламодатели поняли, что это классно работает, практически на сетчатке отпечатывается, ты это заметишь и запомнишь 100%. Мне часто дают обратную связь и говорят: вот мы давали рекламу там-то, не было такой реакции, как после одного поста в Инстаграм.

— При этом у тебя нет и знакового числа в 10 тысяч подписчиков, их где-то 9.700. Почему заказчики выбирают тебя?

— Есть такое понятие — инфлюэнсер. Модное нынче словечко. За мной следят. У меня есть имя и образ, фамилия нашей семьи — она известная. Ко мне есть доверие. Люди доверяют тем, кого знают, видят на улице, знают семью или окружение, с дядями-тетями знаком. Соответственно такой эффект от меня — будто и не реклама, а знакомый посоветовал.

— А почему ты тупо не догонишь подписчиков до 10 тысяч?

— Конечно, десятка классно, можно прикреплять ссылки, еще какие-то технические вещи, но кайфово же — вот, люди сами на меня подписались, я их не заставляла, не просила, не искала и не платила. Значит, им интересно.

— Обычно эта сфера схвачена совсем молодыми девчонками с максимумом подписчиков, главное — охват. В Красноярске не так: самые востребованные лица — уже состоявшиеся. Ты, Аня Прохорова, Олеся Добрынина, Вера Черных, Лена Попенко, Настя Петрусева — вы все роскошные дамы, не юные девочки, и не все с большим числом подписчиков. Вы не пускаете никого?

— Я думаю, ты просто не в целевой аудитории молодых девчонок, поэтому и не знаешь их. А они есть — с большим количеством подписчиков ненакрученных, которые интересно делают рекламу. Ты посмотри, сколько открылось шоу-румов, бутиков, магазинов косметики, маникюрных салонов. Их конечно продвигают девчонки того возраста: от 20 до 30 лет.

— Вы туда уже не попадаете

— Попадаем. Но я не буду двигать, например, одежду для скейтеров. У меня есть дочка, ей 15, нас уже вместе зовут на съемки…

— Катя.

— Да) Она может рекламировать купальники уже, и я могу. И это не выглядит смешно. Ей надо имя заработать — и тогда она сможет в молодежном сегменте рекламы быть. У нас персональная реклама, конечно, на имени строится. На истории.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Анна Ломанова (@lomanna)

— Это обходится очень дорого?

— Иногда вообще без денег, когда бизнес интересный. Я не беру за Инстаграм дорого, потому что для меня это вызов: а смогу ли я про это рассказать так, чтоб — ух! Я же по образованию — пиарщица, ни дня не проработавшая по профессии)) Кайфую от того, что люди читают мои посты и говорят: ну да, это реклама. Но — удовольствие, от слога, от юмора. И я считаю, что какую-то сумму должна положить на свой счет поэтому.

—  А можно за счет Инстаграм себя полностью обеспечить?

— Смотря кому сколько надо. Но — можно, однозначно. Хотя у меня цели монетизировать Инстаграм не было, оно само так получилось. Да, мне нравится. Если перестанут заказывать рекламу — ничего страшного. Я на самом деле в другом себя реализую полностью. И свой потенциал, свое предназначение в этом нашла.

— В чем?

— Антигравити.

Я вселяю в девчонок понимание, что они абсолютно уникальные, помогаю полюбить себя. А когда женщина себя любит, к ней мужики липнут правильные.

ПРО СПОРТ

— У меня три рода деятельности. Телевидение, Инстаграм и антигравити. Это физические упражнения в гамаках. И именно в этом мое духовное и физическое развитие, помощь людям, причем реальная. Публичность помогает, потому что люди идут ко мне туда на имя, а остаются потому, что начинают чувствовать себя лучше. Избавляются от каких-то проблем с телом, со здоровьем. А соответственно люди, которые знают меня как тренера, доверяют потом и рекламе в Инстаграм.

— А ты довольна, какая ты сейчас?

— Да. Но у меня все начинается только.

— Это как понять?

— В 30 лет с небольшим приходит кризис. Отталкиваешь все, что было, размышляешь: правильной дорогой идешь или надо направление менять? И я поняла, что могу гораздо больше. Как раз в 35 стала тренером. Я тогда вообще потерялась в жизни, думала, что я абсолютно бесполезный человек, несмотря на все мои достижения, я считала, что это всё фигня, никому не надо, ну и что, что я детей родила? Я же все равно амбициозная, и знаю, какой у меня потенциал. И сейчас я только-только начинаю его раскрывать. У меня такое сомнение дурацкое, сама себя ругаю: огромный багаж знаний — в физиологии, анатомии, правильных тренировках, принятии себя, любви к себе. Но я боюсь его применять, потому что сомневаюсь: а вдруг еще недостаточно знаю?

— Синдром отличницы. Тебе это должно вредить.

— Вредит. Я очень долго недооценивала свое положительное влияние на людей. Ко мне приходят загруженные женщины иногда, по состоянию, а выходят будто с крыльями, летят пить кофе, счастливые к своим семьям, говорят: не только спина у меня отдохнула, я чувствую что у меня внутри вот прямо аж поменялось. Теперь я это понимаю и ищу пути, чтобы еще развиваться и максимально усилить это.

— Звучит эзотерически немного.

— Не эзотерика. Каждая женщина может больше, чем материальная функция — детей рожать. Без поддержки правильной женщины мужчина наверное не добивается, чего он может? Я вселяю в девчонок, которые приходят, понимание, что они абсолютно нормальные, абсолютно уникальные, помогаю полюбить себя. А когда женщина себя любит, к ней мужики липнут правильные. Сколько красоток встречаются, как бы сказать помягче, со спорными мужчинами. Потому что обесценили себя. Идеальная фраза: лучше быть одной, чем с кем попало. А у нас многие женщины как: я одна — значит, я неправильная.

— Кроме жизненной философии, спорт дает тебе идеальную форму. Я так понимаю, это требует больших усилий и помимо гамаков?

— У меня каждый день тренировки, с девочками. WorldClass карта, NiceDay карта — практически 2 часа каждый день уходит. Сейчас меньше, конечно. У меня наоборот истощается физическое состояние из-за таких ежедневных нагрузок, поэтому сейчас я кайфую, отдыхаю, контролирую питание, ну соответственно у меня 2-3 тренировки в неделю по часу.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Анна Ломанова (@lomanna)

— Кстати про питание. Мои коллеги-девочки, когда узнали про интервью с тобой, говорят: чисто по-девчачьи охота узнать — а чипсы она ест? А бургеры?

— В плане питания я вообще не грешу: чипсы, фастфуд — для меня это невкусно, они соленые, невкусные. А в студенчестве была пухленькая. Весила так, как уже потом на 7 месяце беременности. Я просто в определенный момент перестала заедать хлебом, как у нас принято, сократила сладкое, мучное. Ну и все эти торты, пирожные — спокойно отношусь к ним.

— А во сколько ты последний раз ешь?

— За 4 часа до сна. Голодным ложиться нельзя. За 4 часа поел — тебе хорошо. Сейчас есть такая система — фастинг, это периодическое или интервальное голодание, все на ней сидят…

— А, это когда 8 часов ешь — 16 не ешь. И что, работает?

— Да! Во-первых, классно избавляет от лишней воды в организме. Во-вторых, организм за это время голодания настолько восстанавливается… Я вот допустим ем в 7 вечера, а потом, наверное, часов в 11 утра — просыпаюсь и реально чувствую себя отдохнувшей, неотекшей, выспавшейся. Но постоянно я на такой системе не могу — потому что скоро лето, это все равно посиделки вечером в кафе с друзьями.

— А что ты тогда любишь? Соленое — нет, сладкое — нет…

— Обожаю овощи, морепродукты, рыбу какую-нибудь. У меня дети брокколи сырую едят, морковку.

— Выглядит как заранее подготовленный правильный ответ.

— Мы очень много путешествуем же. А представляешь, какие овощи в Греции, Испании. С тех пор, как я задумалась о питании и перестала есть всякие майонезы и кетчупы, у меня очень очистились вкусовые рецепторы. Берешь огурец — а у него такое разнообразие вкусов! Тебе хочется уже этой клетчатки пожевать. Не потому что я такая правильная — привычка. У меня дети: «Мама, приготовь брокколи!», сын таскает морковку из холодильника, дочь — помидоры уничтожает с огурцами. Конечно, они нормальные дети, могут и чипсики, и кока-колы попить… И потом еще, это такая связь с телом, что вот берешь колу, нюхаешь — и понимаешь, что ты не хочешь. Тело говорит: ты сахара сейчас в меня зафигачишь, у тебя скакнёт инсулин, и будет сердце биться, и будет состояние такое, трясучки.

ПРО ЛЕНУ ПОПЕНКО

— Что там за история с Леной Попенко? Что вы дружили, а потом жутко разругались…

— Да почему все решили, что мы прямо друзья-не разлей вода? Нет такого: дружили-дружили, а потом поцапались, отписались друг от друга и гадости давай говорить. У нас были общие занятия, нас было пять девочек, и мы все общались. У нас ровные отношения и сейчас, просто нет общего занятия — и общение сильно уменьшилось.

— Но обсуждаемая версия — что кто-то у кого-то увел клиентов…

— Мы даже не пересекаемся. У нее — йога, у меня — гамаки, мне она их и показала. Леной я восхищаюсь. В 2011 у меня Санька родился в мае, и в октябре я к ней пошла на пилон. У меня Санька еще на груди, Серега (прим. ред.: Сергей Ломанов — муж Анны, капитан ХК «Енисей», 10-кратный чемпион мира) уезжает постоянно, его нет в городе — представляешь, состояние такой молодой матери. Она меня вытащила из этого состояния какой-то тетки, уже родившей двоих детей, даже не дала в него войти. Я на Лену равнялась в умении подать себя, в женственности, когда она приходила в минус 30 в чулках и юбке, на каблучках на тренировку. И для меня она остается иконой того, как должна женщина выглядеть всегда — несмотря на то, сколько у нее детей, как она загружена, вне зависимости от заработка.

Блин, когда черные сопли из носа текут, начинаешь задумываться.

ПРО СЕМЬЮ И БУДУЩЕЕ

— Ты уже начинала про мужское-женское. А как это у вас в семье: спорт же такое эмоциональное занятие, у «Енисея» разные времена бывали. Вот как ты «лечишь» Сергея, когда трудности?

— Мы разговариваем. Разговариваем, он выговаривается, я поддерживаю его абсолютно во всем. Мой мужчина всегда прав. Я же не разбираюсь в этом, да мне и не надо. Когда он делится — я говорю: да, да, да, и никогда я не стану говорить: «Тут надо было сделать по-другому». У меня женский взгляд на мир, спорт, их команда — это их мир. Возможно, пока он выговаривается, он сам понимает, как дальше правильно. В этом плане мужчина должен ощущать абсолютную поддержку своей женщины. Даже если он говорит: сахар черный, женщина — да! Потом он сам скажет, что белый. Это такая немножко восточная философия, но мне кажется, европейские мужчины в этом плане обделены. Мы же жили в Швеции, я видела, как они обделены этой женской поддержкой, и как они немного сами превращаются в таких женоподобных подкаблучников — потому что женщины очень жесткие, независимые, они так же зарабатывают, они эмансипированы — в общем, это вариант не для наших сильных мужиков.

— А Сергею ты выкладываешь фотки в Инста, или он сам?

— Нет, он сам, я вообще не лезу. Да из него такой блогер. Сидит такой: «Надо что-то выложить. А, неохота». Ему это не надо. Он довольно долго меня ругал за Инстаграм — что это игрушка, трата времени и ерунда. И только когда я предъявила ему результаты, он говорит: «Ну да, есть смысл. Хотя тебе зачем — я тебя обеспечиваю».

— Уехать из Красноярска нет мыслей?

— Не в плане «свалить». Но когда речь про спортивную карьеру, в российском чемпионате она до определенного возраста хороша. Здесь по 60-70 перелетов за сезон, они длинные, а сезон несколько месяцев. Когда мы жили в Швеции, самый длинный был переезд на автобусе 6 часов в одну сторону. То есть понятно, что игрокам возрастным тяжело уже такой график выдерживать. И шведский чемпионат, он более fair play.

— Имеешь в виду связанные со спортом интрижки?

— Интрижищи, а не интрижки. Но я уже сказала: в это не лезу, поэтому хочется продолжать качественно играть, но уже в более спокойной обстановке.

— Ну то есть если и ехать, то вот не так, чтоб именно из города?

— Блин, когда черные сопли из носа текут, начинаешь задумываться. Я Красноярск обожаю, один из лучших городов для жизни в России, если не брать экологию. Есть куда сходить, где поесть, где развлечься, культура, все здесь в гармонии. Серега тоже поездил по городам, говорит: да Красноярск на таком уровне, сюда возвращаешься в комфорт и в цивилизацию, особенно после некоторых городов. Но я же еще и Стрелец, путешественница, поэтому переезжала бы в любом случае, даже если бы Красноярск был центром Земли.

Поделиться
Поделиться