Травля в школе: что делать родителям жертвы и агрессора?

Интервью с психологом кризисного центра «Верба» Натальей Пальчик

Руководитель кризисного центра «Верба», психолог Наталья Пальчик в программе «Без обеда» на радиостанции «Красноярск Главный» дала советы, что делать, если в классе появился буллер — агрессивный ребенок.

— Насмешки, шутки, сплетни — тоже буллинг?

— Под буллингом мы понимаем насилие. Насилие может быть физическим, когда ребенку портят вещи, забирают что-то. Также психологическое — это насмешки или изоляция, когда ребенок заходит в класс, а все отсаживаются от него – такие есть вещи жестокие. Этот прессинг, это неприятие очень тяжело выдержать. Даже если нет прямой агрессии, которую обычно замечают педагоги, а просто создается молчаливое непринятие или группы в соцсетях создаются, где ребенка обсуждают, выставляет его фотографии с оскорбительными подписями. Это все — проявления травли.

Важно понимать, где просто шуточки — и всем весело. Или конфликт, но в нем все участники выясняют отношения на равных. В травле силы не равны. Всегда есть страдающий. Ребенок начинает переживать. Эти эмоции ловит тот, кто причиняет насилие, ему это доставляет удовольствие, и запускается эта цепочка. Обычно в классе один-два человека, в отношении которых группа лиц совершает насильственные действия. Буллинг, как правило, это не разовая стычка, а система, когда все травят одного.

Кто может стать жертвой травли?

— Здесь нет разницы, какой ребенок. Он не обязательно должен быть скромными или застенчивым. Здесь есть зависимость от того, как сложились отношения в классе. Очень много вариантов можно придумать, за что травить человека. Проблема не в конкретном ребенке, а в самом коллективе.

В каком возрасте дети чаще всего травят друг друга?

— Закладывается буллинг в начальной школе. Однако в начальной школе авторитета учителя чаще всего достаточно, чтобы решить проблему. В подростковом возрасте авторитет взрослых падает, влиять становится сложнее. У старшеклассников волна буллинга снижается. У них ценности другие – они на себя ориентированы, им поступать в университет, у них ЕГЭ. 

— От агрессии страдает весь класс?

— Изощренность способов травли порой ужасает. Принято считать, что помогать нужно только пострадавшему в ситуации с травлей. Но, к сожалению, это беда всей группы. Агрессор получает опыт решения всех своих вопросов через насилие. Попади он в другую среду, где ему смогут противостоять, он может стать жертвой. У него нет вариативности поведения, он только таким способом достигает результата. Когда мы начинаем работать с агрессором, мы понимаем, что у ребенка есть потребности, которые он не может реализовать нормальным человеческим образом – в принятии, в любви, в поддержке. Чего-то ему недодали, не было вариантов, как закрепиться нормальному человеческому поведению, основанному на уважении. Поэтому у ребенка возник сценарий с насилием, из которого сложно выпутаться. Еще и группа теперь давит на него. Он, может быть, и хотел бы соскочить с роли агрессора, но группа привыкла, что он крутой, к нему с этим апеллируют.

У нас очень много историй с суицидальными попытками, когда дети были свидетелями травли в школе. Они чувствуют, что не могут повлиять на ситуацию, сопереживают ребенку, которого травят, но не видят ресурса, чтобы помочь. А от взрослых, как обычно складывается, они помощи не ожидают. Сами ничего не могут предпринять и боятся оказаться на месте жертвы. Так чаще всего бывает, если ребенка переводят из класса, где его травят. В старом классе история с буллингом не заканчивается, в нем появляется новая жертва, потому что в классе принято так общаться.

— Кто должен решить проблему с травлей в классе?

— Учитель — первое лицо, которое может все прекратить. Он несет ответственность за психологических климат в классе. От него зависит, как будут развиваться события. Если учитель сам не может разрешить конфликт, он должен обратиться к помощи коллег. Главное — чтобы учитель сказал, что такого не будет в классе, и он прекращает это здесь и сейчас. Это основное, что учитель сообщает детям.

— Что делать родителям?

Если ваш ребенок стал жертвой травили, то не нужно идти разговаривать с агрессором один на один. Это приведет только к правонарушениям и разборкам в полиции. Это не научит детей решать конфликты. Здесь нужно работать с классом, с группой, классный руководитель должен стать вашим первым партнером. Сначала разговариваем с классным руководителем: видит он эту ситуацию или нет, как ее оценивает, чтобы потом совместно влиять на ситуацию. Если он не видит проблемы, то идти к директору. Школа должна обеспечить ребенку психологическую безопасность.

— Что делать родителям, если их ребенок агрессор?

— Как правило, родители агрессоров узнают о том, что их ребенок агрессор от третьих лиц, не от самого ребенка. Первое, что нужно сделать – сказать ребенку, что так не должно быть, что проявление агрессии – это не норма. Также важно дать ребенку оценить, как он видит эту ситуацию, в чем проблема, как он себя чувствует. Спросить, что чувствует ребенок, которого он обижает, его друзья, его мама… Мы показываем ребенку, как по-разному выглядит ситуация с травлей. Если речь идет про младший возраст, то ребенку может казаться, что это просто игра. А вы покажите ребенку, какие последствия у этого есть.

— Что делать родителям одноклассников жертвы травли?

— Искать человека, который вас усилит. Это может быть школьный психолог, социальный педагог, директор, авторитетные старшеклассники. Во многих школах есть службы медиации, примирения – обращаться туда.

Дети идут в школу за знаниями, они не могут жить в ситуации выживания. А таких условиях невозможно развиваться, так как мозг занят тем, как бы не попасться на глаза обидчику. Проблема травли заключается в том, что это проблема группы. Мы работаем с группой, бесполезно работать с кем-то одним. Нужно убрать ситуацию, при которой стало возможным проявлять групповое насилие в отношении ребенка.

Photo by Andrew Neel, Billow926 on Unsplash

Поделиться
Поделиться
Комментарии для сайта Cackle