Светлые и тёмные стороны эмиграции

13 историй от бывших красноярцев про переезд, бюрократию и отношение местных

У многих из нас в лентах соцсетей есть знакомые, которые переехали из Красноярска. Они показывают и рассказывают про красивую сторону эмиграции: чистый воздух, тёплый климат и успешную карьеру в столицах. Большинство предпочитает не показывать трудности, с которыми они столкнулись, променяв Красноярск на новый город или страну. Это можно понять.

Редакция сайта «Город Прима» попросила знакомых бывших красноярцев рассказать о разных сторонах жизни в эмиграции. Некоторые участники опроса отвечали на предложенную анкету, некоторые предоставили самостоятельные истории.

Аноним,

30 лет, Израиль

Первое с чем сталкиваешься — это с тупостью систем. Пусть хоть это будет банк, хоть больница. Бюрократии очень много, никто ничего не знает и не несёт ответственности. В России люди боятся наказания. У нас это в крови: на работе — штрафы, в школе — двойки. Здесь такого нет. Наказать тебя может только полиция за нарушение закона. Всё остальное — всем всё равно, максимум на словах тебе скажут «ну как ты так». Однажды у мужа на работе коллега сделал неправильно детали, полный брак на сумму 10000 долларов. Ему ничегошеньки не было, совсем.

Финансовое благополучие тут… Ну, как сказать. У нас большая помощь — это пособие по инвалидности от института национального страхования. Для репатриантов есть помощь на аренду квартиры, есть соцпособия, конечно, они покроют все твои расходы, но ты можешь вполне совмещать подработку, учебу языка и так далее.

Очень тяжело привыкнуть, что дети стоят на головах, нет понятия уважения и каких-либо границ, слово воспитание абсолютно не применимо к местному детскому населению. Что даёт такая абсолютная свобода поведения, я, честно, ещё не поняла.

Только сейчас до девушек доходит индустрия красоты, и то в основном обращаются к русским девчонкам. Потому что местные делают всё на отвали. Волосы я стригу и крашу только в Красноярске. Муж вообще купил в итоге себе машинку для волос и стрижется сам.

Когда твой врач на приеме днём — «Лучший доктор города», а после приема идёт резать людей ножом — к сожалению, тоже норма.


То есть получается всё очень погранично, нет золотой середины. Например, никто не будет уступать тебе место в автобусе, пока ты не попросишь. Не потому что плохо воспитали, а чтобы не оскорбить личность человека. Одновременно много желающих помочь: получить продукты или ночлег для незнакомого человека — это норма.

Когда летают ракеты — это тоже норма. Когда твой врач на приеме днём — «Лучший доктор города», а после приема идёт резать людей ножом — к сожалению, тоже норма.

Здесь нет понятия клиентоориентированность и сервис. Когда мы приезжаем в Красноярск — сразу идём в кафе, потому что средний чек во Franky Woo на одного равен одной шаурме за углом. В нашем городе много мелких кафе и нет ни одной доставки из них. Только пицца и бургеры, вот и вся доставка. Почти вся еда кошерная, то есть нет сочетания мясного и молочного, если это бургер с мясом, то там или нет сыра или его сырный аналог безмолочный.

Хорошая медицина — это для туристов и за деньги. Местные ждут очереди к специалистам от трёх месяцев! Оплачиваемый декрет ровно до 3 месяцев, ещё 3 месяца без содержания, а потом уже ты должна выйти на работу. При этом государственный сад только с 3-х лет. Для русских это п****ц, это травма из травм.

Тут нет баночного питания для детей, нет детского творожка или молока, как мы привыкли. Дети сразу едят что-то вроде кукурузных палочек с арахисом, чипсы. Газировка в год? Пффф… Норма!

А ещё жара выматывает, изнуряет. Муж полгода просыпается со словами «Бл***». Ему хочется закрыть глаза, открыть и оказаться в Красноярске. Не смотря на то, что здесь у нас уровень жизни с финансовой̆ стороны намного выше и лучше. Но квартиру здесь мы купить не сможем, в нашем доме, например, три комнаты около 70 кв — выйдет 725 тысяч шек (больше 16 миллионов рублей).

Мы скучаем по людям, по порядку, по воспитанным детям, по еде и природе.


Александра Куреши,

28 лет, Мумбаи (Индия)

— Как строится ваш график. Справедливо ли утверждение, что жизнь эмигрантов — это схема «дом-работа-дом».

Кто за чем приезжает. Тут два пути: люди приезжают работать в большие корпорации, и тогда их быт — это реально «дом-работа-дом». Они пашут, как лошади. А можно работать на себя, и тогда твой график подстраивается под тебя.

— Что вас раздражает и не устраивает в новых условиях: быт, работа, свободное время.

Индийская непунктуальность. А ещё их слова ничего не значат, то есть у нас что сказал, как правило, то и сделал. Если нет, то с тобой просто не будут больше взаимодействовать. Здесь это нормальная история, к этому просто нужно привыкнуть. Сложная акклиматизация. Вечный шум и гам на улицах, например, у нас после 22:00 действует закон о тишине, а здесь в это время только начинаются праздники. Можно в два часа ночи выглянуть в окно и наблюдать, как веселятся люди.

— Как меняется финансовое благополучие людей, которые эмигрируют?

Тут тоже все по-разному. Кто-то приезжает и медитирует в одних штанах где-то в Гималаях. Кто-то приезжает на заработки. Лично у меня заработок в Индии стал больше, при этом я стала больше времени уделять себе. Белому человеку здесь проще заработать, его труд оплачивается выше.

— Появилось ли у вас с переездом больше времени для саморазвития и культурной жизни?

Да, заработок стал больше. Трачу больше на себя и семью, мы много путешествуем.

— Согласны ли вы, что город для туризма и город для переезда — это не одно и тоже?

Так и есть. Изначально я приезжала сюда, как турист, все казалось другим. Все так радужно и весело. А когда ты уже начинаешь жить, начинает раздражать, что к тебе относятся, как к туристу. Ты идешь на рынок, с тебя берут в десять раз больше (как с туриста). С тебя все время хотят вытянуть деньги. Плюс плохо воспринимают, когда ты начинаешь здесь работать. Труд оплачивается по-разному. Среднестатистический индус получает в 2-3 раза меньше, чем белый. Местных это сильно раздражает. Ну и вообще, они другие: у них свой ритм, свои ценности — в этот поток нужно попасть. Ты либо в нем, либо нет.

Но здесь много хорошего. Например, погода, фрукты, море, жилье и путешествия. Я, как мама, наняла сейчас домработницу и няню. Это достаточно доступно.


— С какими бюрократическими сложностями вы столкнулись при переезде?

Если у тебя есть деньги — все вопросы решаются быстро. С одной стороны, это бесит, с другой стороны — иногда, это работает на тебя. Аренда. Мой супруг местный, когда он идет снимать жилье (смотреть квартиру) один, ему говорят одну сумму. Как только мы приходим вдвоем, и арендодатели видят меня, цена поднимается в два раза. Такая же ситуация происходит в аптеках и больницах. Про рынки и магазины я уже говорила. Такое происходит, когда нет четкого прайса, и ты ничего не можешь сделать.

— По каким красноярским вещам, людям и явлениям вы скучаете?

По Красноярску сильно скучаю. По родным и близким, по друзьям. По нашей природе. По простору. Вот у нас вышел на набережную и пошел гулять несколько километров в одну сторону. Здесь с этим сложно.

— Почему зачастую эмигранты не рассказывают про трудности новой жизни и уходят в исключительную критику своего прошлого.

Многие просто бояться признаться, что, увы, что-то не получилось. Так как, был сделан большой шаг. Боятся критики со стороны. У многих бывают эмоциональные всплески. У меня так было. Кто-то не выдержал и уехал, кто-то в депрессии. Кому-то я прям помогла собрать вещи и вернуться домой.

Максим Букасов,

37 лет, Майами (США)

— Как относятся местные к приезжим. Вы ограничены общением в кругу диаспоры или полностью социализировались?

В первый год было сложно понять, как относятся местные, так как с ними я тогда не особо общался. А через год тебя уже считают местным. Да и сложно здесь делить людей на местных и не местных. Америка была создана эмигрантами и продолжает ими же прирастать. Большинство моих уже близких друзей русскоговорящие, но не обязательно из РФ. На втором месте ребята из испаноговорящих стран. И лишь на третьем американцы. Это легко объяснимо тем, что во Флориде очень много русскоговорящих и ещё больше испаноговорящих.

— Как строится ваш график. Справедливо ли утверждение, что жизнь эмигрантов — это схема «дом-работа-дом»?

Каждый эмигрант строит свой график в зависимости от личных целей. Моей целью первые два года жизни в США было — в максимально короткие сроки освоить новую профессию и выйти на достаточный доход, поэтому работал по 6 дней в неделю и 12 часов день. Это очень тяжелый график. По опыту знаю, что так поступают единицы. В основном люди работают 5/2 по 8-10 часов в день. Сейчас я стараюсь работать меньше по времени и больше по эффективности, но не всегда получается.

— Что вас раздражает и не устраивает в новых условиях: быт, работа, свободное время?

Меня не устраивает и где-то даже раздражает «болезнь» под названием «трудоголизм». Если бы меня попросили одним словом описать американца, то это было бы «трудоголик». И эту «болезнь» быстро подхватываешь. В первый год жизни в США я зарабатывал в среднем $3000-4000 в месяц и мне хватало этих денег. Теперь мой доход удвоился, но вышеупомянутая «болезнь» не позволяет мне снизить темп.

— Как меняется финансовое благополучие людей, которые эмигрируют. Сразу стало все шикарно или в самом начале было тяжко?

Не сразу стало все шикарно. Начать новую жизнь в другой стране стоит очень больших денег. Оформление документов, аренда квартиры, медицинская страховка, транспорт, продукты питания и одежда на первое время в пересчете на рубли превращается в сумму с 6-ю нулями. Но уже через полгода дышать стало легче. Через полтора года начали появляться даже накопления.

Сейчас я арендую большую квартиру, в семье два хороших автомобиля, мы очень много путешествуем по Америке и финансово помогаем родственникам в России.


— Появилось ли у вас с переездом больше времени для саморазвития и культурной жизни?

Точно нет. В Красноярске этого времени было гораздо больше. Появилось больше возможности для саморазвития и культурной жизни, но достаточного времени для всего этого пока нет. При этом жизнь в другой стране, где говорят на другом языке, сама по себе является некой формой саморазвития.

— Согласны ли вы, что город для туризма и город для переезда — это не одно и тоже? Как вы поняли, что именно этот город подходит для жизни?

Конечно, согласен. Когда я раньше приезжал в США туристом, то Майами мне меньше всего понравился, как туристический город. Мне там было скучно и неинтересно. А вот для жизни я выбрал именно этот город. Круглогодичное лето, идеальные дороги (и покрытие, и ширина), высокие зарплаты, приемлемая стоимость жизни и огромный потенциал для профессионального развития. По крайней мере для меня это именно так.

— С какими бюрократическими сложностями вы столкнулись при переезде?

Главная сложность — это язык. На русском языке мне было бы в сто раз проще сдать на водительские права и получить все необходимые документы. Плюс ко всему я приехал из другой страны. Мне нужно было в кратчайшие сроки легализоваться. Это проще в США сделать, чем, например, иностранцу в России. Тем не менее сбор, перевод, оформление необходимых документов занял почти год.

— По каким Красноярским вещам, людям и явлениям вы скучаете?

По ресторанам. Я ещё не нашёл в США такие же вкусные рестораны, как в Красноярске, и уже почти отчаялся найти. Если я хочу очень вкусно поужинать, то я готовлю сам дома. Это парадокс. С таким количеством высококачественных и при этом доступных продуктов повара не могут создать действительно вкусную кухню. Или в Красноярске слишком высокий уровень. Не знаю.

— Почему зачастую эмигранты не рассказывают про трудности новой жизни и уходят в исключительную критику своего прошлого?

Не хотят, чтобы на Родине друзья и знакомые обсуждали их в негативном ключе. Мол, смотри: переехал и еле сводит концы с концами. Переезд в другую страну для любого человека очень сложный шаг, как финансово, так и эмоционально. Не все выдерживают. А язвительные комментарии от знакомых ещё больше удручают.

Первое время я меньше обращал внимание на сложности и больше думал о возможностях. Это, как мне кажется, помогло сохранить вдохновение, с которым летел в 2018 году на самолёте с билетом в один конец.


Илья Баскаков,

32 года, Линц (Австрия)

В Австрию я уехал 4 года назад по специальной межправительственной программе: Австрия приглашает носителей языка для преподавания в школах как второй учитель. Есть австрийский учитель русского и есть я, который говорит по-русски, рассказывает про Россию, нашу культуру, еду, традиции, географию и историю. Я, можно сказать, амбассадор русского языка. Плюс моя неписанная задача — сделать так, чтоб уроки проходили и полезно, и интересно, и у ребят сформировалось благоприятное отношение к русскому языку и к России.

В Австрии вообще к России относятся хорошо, за 4 года я ни разу не встречал какого-то негатива ни от кого, кто знает, что я русский. Ко мне всегда было хорошее отношение, но тут играет фактор того, что я (не идеально, но и не плохо) говорю на немецком и европейской внешности. Нет, расизма в Австрии нет, однако в Линце есть места — парки в центре, где мигранты целыми днями тусят и ничего не делают, попивая дешёвое пиво за 0,60€. Это прям сильно напрягает и с точки зрения внешнего вида, и проходить мимо таких мест неприятно. Есть районы компактного проживания мигрантов, там жизнь больше похожа на Турцию/Сирию, чем на Австрию. Однако никаких ужасов засилья мигрантов, которые показывают по тв, лично я не наблюдал. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что за последнее время мигранты стали заметнее на улицах.

Полиция, кстати, в Австрии бездеятельная. Офицеры все очень красивые, как будто их на мисс/мистер мира набирают (да, девушек полицейских в процентном соотношении почти половина, 40/60 где-то), но вот толку от них...


Был случай, у меня в поезде украли рюкзак. Из ценного были только ключи от дома, поэтому жалко, но не смертельно. Я обратился в полицию, где мне сразу сказали, что рюкзак не найдут. Окей, это понятно, но хотелось просто возмездия. Ведь можно посмотреть по камерам (я понимал, на какой станции это произошло) и я бы опознал рюкзак. Но, увы, ничего никто делать не стал.

Когда ты переезжаешь, то надо быть готовым, что всё приходится начинать с нуля и выстраивать связи. И всё упирается в язык. Я приехал с низким (по моим ощущениям) знанием немецкого, сейчас я говорю уже бегло, но всё ещё кривовато, не идеально. С этим проблем нет, по мне понятно, что я иностранец и абсолютно простительно. Главное — меня понимают. Но, так сложилось, что основной круг общения у меня — русскоязычные. Здесь в Австрии отличное сообщество учителей русского языка, очень дружное. Да и я постоянно созваниваюсь со своими друзьями из Красноярска.

В плане языка — у меня нет погружения полного, но я за этим и не стремлюсь.


В чём Россия точно выигрывает на несколько пунктов:

1. Банки. Открыть новую карту или перейти из банка в банк — это целый квест, достаточно малоприятный. Надо бронировать встречу в отделении, заполнять миллион бумаг, подтверждать происхождение денег (если переходишь из банка в банк — полная дурь, это же австрийский банк 1 и австрийский банк 2)… Один банк мне отказал, из-за того, что я из России, а Россия — под санкциями. Слава богу, что с этого года начали выдавать дебетовые «Мастеркард», а то до этого были только «Маэстро» (а Мастеркард и Виза — кредитные), по которой ничего не купить онлайн.

2. Общепит. Я не говорю про какие-нибудь шикарные рестораны, я там не был ни разу. Но вот заведения уровня «нормальное кафе» (уровня «Майк и Молли», например) прям надо искать (я не нашёл). Сервис, интерьер, посуда — такое чувство, что это 90-е, а не современность. Мне прям не нравится и я не хожу. Боюсь, что пандемия и без того ухудшила состояние общепита.

3. Интернет. Все наверное в курсе, что в России самый быстрый и дешёвый интернет (и мобильная связь в целом) в мире (может, и не в мире, но мы точно в лидерах). В Австрии к скорости и покрытия претензий нет, но вот цена высокая. 8Гб — это примерно 10€. Дороговато, когда ты привык платить по российским меркам.

Отдельно напишу про бюрократию, но она есть везде. И бюрократические препоны, и разные требования (с меня требуют одни документы на продление вида на жительство, с моей подруги из Вены — другие, знакомую из Граца вообще отправляют продлевать визу в посольство в Россию). Да, приходится улыбаться и выезжать на человеческом факторе. У меня всё было по лайту, каких-то невыполнимых требований мне не предъявляли, хотя на старте требовали австрийский сертификат на знание немецкого (потом начальник это требование отменил, у меня другой тип визы).

По Красноярску не скучаю просто потому, что каждые летние каникулы я полноценно дома. Поэтому, наверное, про меня нельзя сказать, что я полностью «поуехавший».


Полина Кольт,

Севастополь

Очень высокая стоимость жилья и его аренды. Если живешь у моря знай — тут есть коварный пункт в договоре: «повышение стоимости аренды в сезон». Это значит, что с мая по октябрь ваше жилье может вырасти в цене на 50-100-200%. Некоторые даже на лето съезжают в отдаленные районы города.

Постоянные гости! Привыкай, что все твои родные, друзья и знакомые уверены, что у тебя тут трехэтажный дом с антресолями и полно места. Поэтому в месяц дня 3-4 ты поживешь один, если повезет.

Еще одно заблуждение — все уверены, что тут полно работы и ЗП не ниже красноярских. И аргумент — «Ну, ты же работу нашла, переехала!». А то, что ты, ради попадания на эту «работу», много работы еще за два года до это провела и переезд полгода готовила — не особо задумываются.

Большая проблема с сервисом, ну это характерно для всего юга. Начиная с хамоватого отношения в ресторане и заканчивая маникюрным салоном.

Как-то возразила администратору, что написали одну стоимость услуги, а по факту запросили на 30% больше. Так владелица салона заявила — «А у вас что, денежек нету?». Я вот не представляю, чтобы в Красноярске в NAIL & BEAUTYBAR или Оcean так к клиенту обратились.


Не работает Apple Pay, нет «Яндекс» и прочих такси, нет доставки из магазина и нет круглосуточной доставки из ресторана. Нет «Сбербанка» — вообще! А так же отсутствует здесь «Альфа-банк» и все прочие банки, что мы привыкли видеть на материке. Для того, чтобы поменять карту или провести еще какие офлайн процедуры — надо ехать на материк, хотя бы в Новороссийск.

Многих магазинов одежды тут нет и они не доставляют на полуостров. Zara, Uniqlo, Asos, iHerb, AliExpress — доставки нет. Поэтому пользуешься пересылками, маркетплейсами вроде Wildberries (они тут на каждом шагу, чаще, чем винные магазины).

Здесь скучаю по Красноярским ресторанам и салонам, поэтому, прилетая домой, планирую гастро-тур и бьюти-программу.


Татьяна Петрова,

Калининград

Местные привыкли, что в Калининград перебираются много людей. Каждый второй, с кем я общалась, приезжие. Хоть в соцсетях люди негативно относятся к «Понаехам», так они называют приезжих, но по факту, пообщавшись вживую, всё как раз наоборот.

Я нашла только один минус, живя в этом городе. Это дорогое жильё и, как следствие, аренда.

Без прописки не везде берут на работу. И, оформляя машину, нам дали номера региона по прописке. Пока других сложностей не возникло. Но, думаю, если бы был ребёнок, то устроить ребёнка в садик или в школу было затруднительно. Опять же прописка…

Самая большая потеря — это друзья. У нас была классная компания: душевные и творческие люди...
Начала об этом говорить и грустно стало.


Василий Баранов,

34 года, Москва

— Как относятся местные к приезжим. Вы ограничены общением в кругу диаспоры или полностью социализировались.

Телевидение в Москве — это вся карта России (Василий работает на «Первом канале», — прим.  «Город Прима»). Мало в какой редакции найдёшь вообще людей, родившихся и выросших в Москве, поэтому, конечно же, отношение нормальное. Много ребят и из других стран: Армения, Азербайджан, Литва, Казахстан… Телевидение всё-таки другой мир, поэтому ребята из других стран не сталкиваются, как мне видится, с пренебрежением относительно их «нерусскости». Чего, конечно, не скажешь о таксистах, курьерах, продавцах. В сфере обслуживания много мигрантов и, к сожалению, к ним часто относятся неуважительно и с раздражением.

— Справедливо ли утверждение, что жизнь эмигрантов — это схема «дом-работа-дом».

Это утверждение было справедливо и для моей жизни в Красноярске. Я домосед, поэтому не так часто куда-то выбираюсь в принципе, но в Москве, конечно, возможностей для этого больше.

— По каким красноярским вещам, людям и явлениям вы скучаете?

Абсолютно точно по общепиту. В Красноярске лучшее в стране сочетание адекватной цены, отличного вкуса и качества. Правда. В Москве в своём районе я до сих пор не могу найти круглосуточную доставку из приличных заведений, да ещё и с нормальной некосмической ценой. В Красноярске, например, меня всегда выручали «Перцы» от Bellini group. Достаточно пару раз съездить в другие крупные города России, чтобы понять, что лучше кафе и ресторанов не найти.

Ещё, кстати, в Красноярске очень много чистых нормальных супермаркетов. Я фанат супермаркетов и это для меня важно. В Москве в спальных районах, даже у крупных сетей, зачастую не магазины, а сараи с грязными корзинками, плохой выкладкой и прочее.

Сейчас через соцсети с завистью наблюдаю за тем, как город преображается: новые и обновлённые парки, мероприятия высокого уровня и так далее.


Светлана Краснолобова,

25 лет, Санкт-Петербург

— Как строится ваш график? Справедливо ли утверждение, что жизнь эмигрантов — это схема «дом-работа-дом».

По началу график действительно такой. Домой приходишь просто переночевать. Но потом, когда обрастаешь новыми друзьями, знакомыми, появляются хобби и другой досуг. Ты все равно приходишь домой только ночевать, но только потому, что жизнь становится насыщенной.

— Что вас раздражает и не устраивает в новых условиях: быт, работа, свободное время.

Расстояния. Если ты вышел из дома, то нужно заранее планировать, что с собой взять. Иначе потом будет просто невозможно «быстренько» заскочить домой.

— Как меняется финансовое благополучие людей, которые эмигрируют?

В Питере не намного больше зарплаты, чем в Красноярске. Но больше возможностей заработать, заняться своим делом. Плюс жизнь в Питере дороже, а значит приходится больше зарабатывать, чтобы обеспечивать такой же уровень жизни, как был до переезда.


— Появилось ли у вас с переездом больше времени для саморазвития и культурной жизни?

Однозначно ДА. В Питере неимоверное количество мест, которые хочется посетить. Так ещё и в каждом районе множество разных кружков, школ и других образовательных штук. Только в пяти минутах ходьбы от моего дома: школа музыки, школа английского языка, йога, танцы, и это только то, что я гуглила. Уверена, там много чего можно найти для саморазвития.

— С какими бюрократическими сложностями вы столкнулись при переезде?

Бюрократических сложностей пока не возникло. Прикрепиться к любой поликлинике с полисом ОМС можно, оформить загран не по прописке можно, снять жильё без прописки в городе тоже можно (если ты славянской внешности, без детей и животных, но это другая история), даже офис для работы снимаю без проблем.

— По каким красноярским вещам, людям и явлениям вы скучаете?

Скучаю по друзьям и близким конечно. По остальному не скучаю, остались только приятные воспоминания.

— Почему зачастую эмигранты не рассказывают про трудности новой жизни и уходят в исключительную критику своего прошлого.

Не знаю, почему не рассказывают. Я всегда говорила, что первый год после переезда самый сложный, город словно тебя испытывает на прочность и желание остаться. Подкидывает кучу проблем, с которыми до этого не сталкивался и учит решать их по мере поступления.

Эмоционально это очень сложно, быть один на один с новым городом и кучей проблем, вдалеке от близких, но с надеждой, что скоро все станет лучше. И ведь правда станет;)


Ольга Полетыко,

35 лет, Сочи

Отношение местных к приезжим в Сочи разное. Есть те, кого бесят «понаехи», а есть те, кто считает новый приток населения естественными развитием города. Вчера на работе я общалась с испанцем (он работает на F1 и приехал с одной из команд). Он рассказал, что в Испанию, например, тоже переезжает много людей (русских — особенно), и он считает это нормальным. Тоже самое и в Сочи. Есть местные, которые спокойно относятся к жителям других городов, а есть те, кого это дико бесит. Из-за большого потока людей (особенно туристов) повышаются цены на всё. Такси, продукты, услуги (аренда сапа на море становится намного выше, например), недвижимость (аренда и покупка), рестораны и кафе. А местные — это обычные люди. Им тоже нужно жильё, они тоже хотят кататься на сапах и добираться домой на такси. Они не хотят стоять в диких пробках и в очередях к терапевту. Из-за этого основной негатив. В моём окружении хватает и тех, и других. Новой серьезной дружбы у меня здесь не случилось, но я нормально общаюсь с коллегами по работе.

Мой график летом — это «работа—дом—работа—море—дом». Летом всегда больше работы, больше событий, больше активности, отдыхать летом получается урывками. Но я стараюсь так выстраивать свой график, чтобы успевать отдыхать и бывать на море хотя бы пару раз в неделю. Стараюсь раз в неделю заезжать туда перед работой и еще один-два раза на выходных. Зимой свободного времени больше, но короткий световой день всегда немного мешает заниматься зимой интересными делами.

Меня не устраивает отсутствие постоянно действующей крутой культурной повестки (выставки, кинопоказы, лекции). Этого здесь мало и всегда как-то урывками.

Здесь нет классных пространств, таких как, «Дом кино», «Каменка», Музейный центр, здесь нет театров (в прошлом году появился первый — он называется «Новый театр» Сочи, но пока этого слишком мало. Из-за того, что здесь нет крутых пространств, здесь нет как таковой культурной тусовки, общности.


Со мной случилось финансовое благополучие после переезда. Я стала зарабатывать на порядок больше, чем в Красноярске. Это один из жирных плюсов переезда. Больше времени на развитие и культурную жизнь не появилось, я ведь не стала фрилансером. Свободное время — это вопрос графика, а не места жительства. Но у меня очень интересная работа, я занимаюсь пиаром в крупнейшем парке аттракционов региона, постоянно общаюсь с очень крутыми людьми со всего мира — журналистами, актёрами, музыкантами, спортсменами. Поэтому на отсутствие свободного времени я не жалуюсь. Тем более рабочая локация у меня потрясающе красивая.

С одной стороны я согласна с тем, что город для туризма и город для переезда — это не одно и тоже. Но я по-прежнему очарована Сочи. Его природой, южной атмосферой, пальмами, морем, воздухом, пляжной галькой, гранатами, киви и виноградом, растущими в моём дворе. Я не хочу переезжать отсюда. А живу я здесь уже практически 5 лет. Мне здесь действительно лучше, чем в Красноярске. Приезжая в родной город, я это понимаю. Красноярск очень серый, хмурый, какой-то грязный, промышленный. Сочи яркий, чистый, свежий, ухоженный красавец.

С бюрократическими сложностями я не сталкивалась. У меня нет детей, мне не нужно устраивать их в школу или детский сад.

Я скучаю по своим родителям, друзьям, по хорошей, интересной журналистике (здесь её очень мало), по проектам типа «Проспект Мира» или Newslab, по «Дому кино» и Музейному центру, по театру Пушкина и ТЮЗу (а ещё, говорят, у вас там сейчас есть классные уличные проекты), по «Бакену», по сибирской ягоде и вкусной картошке с маминого огорода. Из прессы больше читаю федеральных изданий, книги заказываю в «Лабиринте», кино смотрю чаще дома.

Эмигранты не рассказывают про трудности, наверное, оттого, что больше счастливы, чем нет. А трудности — это в принципе часть любой жизни, а новой — тем более.


Наталья Жаринова,

Сочи

Крайне редко встречала настоящих «местных». Преимущественно всё-таки с приезжими общалась. В целом нормально относятся. Но все равно чувствовалось, что местные с удовольствием тебя обманут ради своей выгоды. Очень дорогое жилье и маленькие зп. Уровень оплаты труда тут невысокий.

Скучаю по хорошему сервису, во всех смыслах. В Красноярске все делают на совесть и профессионально. В Сочи это редкость.

Анастасия Фролова,

37 лет, Лиссабон

— Как относятся местные к приезжим. Вы ограничены общением в кругу диаспоры или полностью социализировались.

В нашей стране с данным вопросом нет проблем и это одна из причин, по которой мы ее выбрали. Португалия — страна, в которой изначально было большое количество колоний, для которых впоследствии был облегчен визовый контроль и интеграция, многонациональность типична, изначально все дружелюбны, это норма.

Думаю, полностью социализироваться сложно, наша семья в процессе.

— Справедливо ли утверждение, что жизнь эмигрантов — это схема «дом-работа-дом»?

Сейчас еще сложнее — просто «дом», потому что в связи с Covid-ограничениями наша компания перешла на домашний офис. Тем не менее, после работы стараемся выходить из дома, отличные отношения с соседями: дона Жувелина приносит нам кабачки и тыкву с грядки, а другой сосед красит собаке ногти на площадке. Португалия знаменита своим дворовым общением и коммуникабельностью. Все про всех всё знают и всё время болтают, тут сложно жить в рамках «работа-дом», вытащат вечером смотреть как цикады стрекочут и «Бенфика» выиграла. Страна настолько прекрасна, что шепчет — «Отдыхаааааай», а ты работаешь и это, безусловно, раздражает.

— Согласны ли вы, что город для туризма и город для переезда — это не одно и тоже?

Однозначно, никогда бы не стала жить, например, в туристическом центре, хотя безумно люблю там гулять. Бюрократии во время туризма не замечаешь местной и разные тонкости менталитета только со временем удается понять.

— С какими бюрократическими сложностями вы столкнулись при переезде?

Оооооо, лучше спросить, с какими не столкнулись!

Очень много, долго, муторно, сложно всё, нет понятия взяток для ускорения процесса, честно, рады бы были уже и заплатить за малюсенькую бумажку, но никто не возьмёт.


— По каким красноярским вещам, людям и явлениям вы скучаете?

Красноярск чудесный и там просто замечательные люди, тусовки, кафе. Скучаю по ощущению: идешь на выставку, концерт, биеннале один, потому что точно знаешь, что там встретишь миллиард друзей и знакомых и тебе будет тепло и уютно.

— Почему зачастую эмигранты не рассказывают про трудности новой жизни и уходят в исключительную критику своего прошлого?

Трудностей оооочень много и их настолько много, что нет времени про них рассказывать.

Но в любом случае это же вопрос выбора: переезжая, ты понимаешь, что с ними столкнешься, но на чаше весов с другой стороны: климат, демократия, экология, доброта, а за такие вещи можно и побегать за бумажками.


Алина Башун,

21 год, Санкт-Петербург

Мой переезд был совершен по ряду причин, но ключевыми стали две: безграничная любовь к городу и получение образования в ВУЗе мечты. Переезд в северную столицу дался достаточно легко, ведь я уже хорошо знала город, да и тем более рядом всегда были близкие мне люди. Жизнь очень меняется, когда попадает в абсолютно другой темп жизни, который подходит тебе на все 100%. Теперь мое время стала заполнять учеба в медицинском университете, а не только прогулки и культурное обогащение, как во времена летних каникул в Петербурге.

Прошло уже три года после переезда и не было ни дня, чтобы я пожалела о своем решении. Единственный существенный минус — расстояние до малой родины, которое не позволяет часто видеться с частью моей семьи.

«Почему эмигранты не рассказывают про трудности новой жизни?» — думаю, что большинство искренне счастливы в своем настоящем, которое куда более насыщеннее, продуктивнее и лучше.

Возвращаться в Красноярск на ПМЖ мне вовсе не хочется, больше нравится приезжать туда «туристом».


Евгений Жигалов,

Белгород, психолог, директор консалтингового центра «Еж»

Переехали из Красноярска в декабре 2016 года в Белгород. Первое время, на протяжении нескольких месяцев, график был «дом-работа-дом», так как адаптация достаточно интересное состояние. Можно сказать: начинали адаптацию на новом месте, новые маршруты, регистрация, поиск квартиры, сбор документов для садика ребенка, так как очередь не переносится и нужно заново все с ноля.

Про финансы: если взять найм, то здесь в регионе да, зарплаты меньше по сравнению с Красноярском, но и уровень жизни здесь дешевле. Свежие продукты, коммунальные расходы. Единственное — стоимость жилья на уровне города Красноярска, несмотря на то, что жителей порядка 400 тысяч человек.

Бюрократия при переезде: самое сложное — это отсутствие информации в единой информационной базе. На начальном этапе постоянно требовали ряд документов с синей печатью из Красноярска, онлайн заказать не было возможности, пришлось оформлять доверенности и человек от нашего имени брал справки в Красноярске и отправлял уже нам. Это единственное, что выбивало из колеи и требовалось больше времени на сбор документов.

Этим летом были всей семьей в Красноярске, но уже как гости. Город изменился в лучшую сторону в плане чистоты, застройки. Проехались по достопримечательностям и осознали, что мы не ценим того, что имеем здесь и сейчас. И на город посмотрели с другим взглядом. Очень много друзей так же уехали из города, и мы с ними пересекаемся уже в других городах, а с теми кто остался, очень рады были встретиться. По природе, климату, особенно в зимние время, так как у нас практически нет снега и дети зимой катаются с горки в песок, а не снег.

На самом деле я искренне рад и благодарен Красноярску за меня, и я горжусь, что родился, вырос, работал. Я не критикую Красноярск и свое прошлое, и даже нет сожаления о переезде. Это мой выбор, мое решение и я умею за это брать ответственность.

Обидно только за экологию в Красноярске, что если бы не этот фактор, мы бы остались.


Если взять эмигрантов, как с психологической стороны, то критика приходит, когда люди ставят завышенные ожидания и как только пошло что-то не так, то лучшая защита — это нападение, а признаться себе в этом очень сложно.

Поделиться
Поделиться
Комментарии для сайта Cackle