Екатерина Березина: «Рыбы в Красноярске исторически нет»

Интервью от «Бала дебютанток»

Получилось случайно, но очень в кассу: за несколько дней до Нового года «Бал дебютанток» записал интервью с Екатериной Березиной. Среди красноярских рестораторов это имя известное, а вот для большинства красноярцев будет сюрпризом, что Екатерина — партнер той самой Елены Блиновской по бизнесу. И они вместе владеют в Красноярске рестораном Seabass&Sauvignon и еще несколькими площадками.

Конечно, мы не знали про интервью с Блиновской, которое выпустила Ксения Собчак, так что не могли заранее спросить Екатерину, что она про всё это думает. Но и без этого от Березиной появилось много интересных деталей: и про марафоны, и кто в их бизнесе главный, и как вообще ей удалось затащить в Красноярск московских партнеров.

— Наша встреча организовалась после поста Дебютанток, в котором мы написали, что Екатерина Березина — бывший директор бизнеса Блиновских в Красноярске. А вы возмутились: почему — бывший? Ну так расскажите, как всё на самом деле? Вы же несколько раз писали в инстаграме, что пора в Москву.

— У нас в активах сейчас — ресторан Seabass&Sauvignon, две точки Dog Osminog, два рыбных Seabass Market — это магазины на Алексеева и на Годенко, рыбное и хлебопекарное производство. Все это строилось в режиме ручного управления, от идеи и технологии до дизайна. У нас с мужем Филиппом была гигантская нагрузка по построению бизнеса. А теперь — стратегические планы на развитие по всей России, а не только в Красноярске. Поэтому нужно было снять нагрузку, и мы нашли управляющего директора — это Денис Князев, который теперь занимается всей операционкой и развитием в Красноярске.

— Давайте к истокам. Всё-таки кто вы в этой истории? Елена Блиновская — раскрученная фигура, и многие считают, что Seabass и всё, что вы перечислили — бизнес ее или ее мужа Алексея. А на самом деле?

— Мы с мужем — такие же законные собственники, как Блиновские. Их семья и наша семья — полноправные партнеры. Мы договаривались на тех условиях, что Блиновские — инвестируют, мы — создаем идею и реализуем в жизнь.

— То есть деньги были их, исполнение ваше?

— Да. Я не тот участник, который сегодня есть — завтра нет. Мы — красноярцы. Да, взяли денег у москвичей, не вижу в этом ничего плохого. А дальше сложилось так, что оно пошло. Сначала создавали ресторан. Но еще при первой встрече, помню, я говорила Алексею Блиновскому: у меня амбиции, я хочу больше, чем просто ресторан в Красноярске. В пандемию сделали несколько проектов, которые планируем расширять.

— Мы до планов дойдем, давайте еще про Блиновских. Есть городская легенда: вы прошли у Елены марафон желаний, и сформулировали: «хочу ресторан! а не пойти ли мне за деньгами к мужу Блиновской-бизнесмену». Это так?

— Марафон я проходила и это, действительно, помогло мне в плане личностного роста. А ресторан — это не на марафоне сложилось. Я общепитом всегда болела, а многие годы работала на рыбоперерабатывающем предприятии «Делси», по нему же писала диплом в Университете. И еще в 2009 году я училась и стажировалась на рыбном предприятии в Новой Зеландии, там увидела классный такой комплекс: рыбный ресторан, при нем рыбный маркет, устрицы тут же продают, на втором этаже школа кулинарная, — то есть тогда уже идея понравилась. И опять же опыт «Делси»…

ДЕЛСИ — красноярская компания, созданная в 1992 году, занимается переработкой и реализацией морской рыбы и морепродуктов в Красноярске. Принадлежала родителям Екатерины, сама она прошла путь от разделки рыбы до коммерческого директора. Компания попала под банкротство в 2017 г. и перешла в собственность «Сбербанка».

На самом деле, когда обанкротили «Делси», мы с родителями остались просто без трусов. Это были 3-4 года реального ада. Квартира, дом — ничего не стало, банк просто всё забрал, это был 2018-й, 19-й годы. Я тыкалась-тыкалась, пыталась где-то работу найти, вообще не понимала, с чего заново жизнь начать. В хорошие места меня просто не брали, из-за истории с банкротством. И в какой-то момент мне начал попадаться на глаза марафон желаний Лены. Я просто подумала — почему нет, я не очень занята и просто попробую. И уже на марафоне желаний я эту идею для себя дорисовала: хочу ресторан рыбный, рядом с ним магазин, так как опыт открытия фирменного магазина Делси на Молокова 17 тоже имеется. И я решила это все по-европейски объединить в один проект. Села и написала бизнес-план и начала обивать пороги инвесторов. Вот всех, до кого могла добраться — а я многих рыбников знаю, бизнесменов от Москвы до Владивостока, даже в Норвегии: у меня есть классная бизнес-идея, давайте! Но как-то не складывалось. А потом случайно у Блиновской увидела пост, что у нее муж занимается выращиванием рыбы. И написала ей тоже.

— А вы уже были знакомы по марафону.

— Нет! Я просто ей в инстаграм написала. Объяснила, что у меня есть бизнес-план, что в семье такая ситуация, да, мы потеряли бизнес, но у меня огромный опыт и я ищу инвестора. Она перекинула Алексею, он заинтересовался. Еще прикольно, что за несколько лет до этого он был в Красноярске, и он проходил здесь рядом, и ему понравилось это историческое здание [Мира, 86, где сейчас ресторан — Б.Д.] — и так вот всё сложилось.

— Прямо история в подтверждение мантр Блиновской. А я вас сейчас в неудобное положение поставлю: может, она и решила из вас создать доказательство? Из маркетинговых соображений. Или вы реально верите в ее марафоны?

— Слушайте, я верю в работу над собой. Да, марафоны Лены — это ее крутой бизнес. Но она делает крутое дело и стимулирует людей работать со своей головой — со страхами, неуверенностью. Просто дает пинка под зад, чтоб ты шел и делал, и делал правильно, экологично. Я — не сидела и не ждала, что мне кто-то принесет котлету денег. Я шла и долбилась головой о стену. Я написала бизнес-план, у меня был гигантский бэкграунд, я училась и реально пахала на этом рыбном производстве. Я даже ребенка родила без отрыва от производства. И, вот через это пришла к тому, что есть сейчас.

— Сложно партнерствовать?

— Наоборот. Блиновские — такие благодарные инвесторы, с ними в свободе и в творчестве находишься. А не когда тебя тюкают: зачем это? зачем то? Они дают свободу. И потом, мы когда ближе познакомились, я поняла что это люди, при том что они богаты, очень простые и дружелюбные, у них нет звездняка… и они знают цену деньгам, которые заработали.

— Да-да, день рождения за 100 миллионов на Алтае — это не звездняк.

— Слушайте, а она на свои, имеет право.

— Конечно, имеет. Но с простотой это не вяжется. Оставим в покое Елену, мы же не про нее встретились, а про вас. Что там про планы на Россию?

— У нас планы — продавать франшизу Дога Осьминога по России и не только, потому что есть запросы даже в Европу. Недавно мы с Филиппом летали в Сочи на первые переговоры по франшизе, а вообще, у нас уже больше 140 заявок на знакомство с бизнесом — при том, что еще даже рекламы не было. Сейчас заканчиваем ее упаковку. Так как имеется свое собственное производство — будем расширять географию продаж нашей продукции в разных форматах, уже сейчас есть несколько запросов из других городов, но пока есть сложности из-за коротких сроков реализации. Мы хотим делать акцент на качестве и думаем как настраивать логистику.

— Все говорят «у нас качественно», а на самом деле…

— Да, меня вообще очень часто поражает умение людей «продать» продукт, не важно какой, ничего из себя не представляющий, но в информационном пространстве это кажется просто конфеткой. А когда ты с этим продуктом сталкиваешься — испытываешь полное разочарование. Это издержки современного мира, в котором иногда бывает сложно сделать выбор и отличить действительно крутой и качественный продукт. Поэтому, сейчас я буду концентрироваться на том, чтобы формировать доверие к бренду, потому что до этого у нас с мужем просто не было времени на это, мы с 2019 года 24/7 создавали свои крутые и качественные проекты, и совершенно не было времени на соц сети и медиа. Мы провели громадную работу за очень короткий срок, еще и в условиях пандемии, и ценим свой продукт! У меня теплится надежда, что у нас формируется осознанная часть потребителей, которые задумываются над тем, что они едят, о качестве и здоровом питании. Вот и нужно доказать, что как раз нам доверять можно.

— Еще хочется вас поспрашивать, как человека изнутри красноярской ресторанной сферы. Вам не кажется, что история с рыбным направлением, которое вы выбрали для Seabass — для Красноярска несколько искусственная?

— Я вам скажу так: действительно, в Красноярске не особо популярна рыба. Все-таки рыбы тут исторически нет…

— Как это? А хариус, речное это всё?

— Ну хариус, ну сколько его? Его нет в промышленных объемах. По факту мы не рыбный регион. Начиная этот бизнес, я и рассчитывала, что знаю, как завести и дать людям вкусный рыбный продукт. А чтобы его предлагать, надо, чтоб он был — грамотная логистика, знание рыбного рынка, сырья и свое рыбное производство. И мы с этим справляемся.

— А еще кроме рыбной темы, немножко искусственна эта высокая кухня. Вот в этом здании два таких выпендрёжных заведения: Seabass и 0,75Please…

— Может быть, немножко искусственна. Ну и что, мешает это Митракову? Он вообще молодец. Делает индивидуальную и авторскую историю. Давайте сравним с ресторанными крупными сетями, например, московской Новикова. При всем уважении, они уже местами в столовку превращаются. Работают на огромный поток гостей, они успевают только отмахиваться. А здесь да, рынок другой. Мы боремся за гостей, собираем в хорошем смысле поштучно. И получается. Сейчас уже довольно много людей, которые говорят: «классно. Мы вас любим, мы к вам ходим». Моя принципиальная позиция была отстраниться от поточности и сделать достойную, хорошую рыбную кухню, достойный сервис, достойное заведение.

— Как думаете, что будет основным в 2022 году?

— Знаете, какая интересная тенденция? Все начали диверсифицировать бизнес. В связи с пандемией удар пришелся на общепит. И сейчас очень многие страхуются, заводят что-то на производство и розничную продажу. А в самую первую волну пандемии, в 2020 году, у нас ресторан очень поддержал рыбный маркет в первом зале — люди покупали у нас рыбу и готовили дома, на даче на костре, пока ресторан работал только на доставку. И это сильно помогло тогда спасти ситуацию. Также, например, Митраков — он кондитерскую открыл, «12 слоев». Fresco по-другому в эту тему ныряет: наборы продают для приготовления дома, оливки какие-то, интересную доставку. Все, чтобы себя обезопасить, что-то такое же придумывают.

— Год будет попроще, чем 21-й? И каким будет тренд на концепции?

— Сложно сказать, но думаю вся эта история с пандемией, еще долго будет оказывать влияние. Не могу сказать, что за пандемию была большая волна закрытий. По крайней мере, основные игроки — они все устояли. Мне кажется, на разный кошелек концепции — они всё равно будут, никуда не денутся. Потребностей у людей много: когда-то — быстро забежать-поесть, а когда-то — в комфорте и хорошей атмосфере поужинать с семьей и друзьями. Какие-то удовольствия и впечатления же всё равно в жизни должны остаться. Качественно поесть, выпить вина вкусного, самое главное — получить положительные эмоции — одно из первых. Так что, всё останется и будет развиваться в разных сегментах.

Поделиться
Поделиться
Комментарии для сайта Cackle