«Как всё устроено»: мобильная связь в Красноярске

Интервью с директором МегаФона Андреем Кимом

  • Как повлиять на установку вышек сотовой связи?
  • Почему спокойнее, если базовая станция рядом?
  • Почему мобильный интернет быстрее проводного?

«Прима» снимает серию интервью с первыми лицами ключевых бизнесов и предприятий Красноярского края. Автору фильма Давиду Абаджяну и зрителям проводят экскурсии руководители и эксперты, они рассказывают, как работают их компании. Читайте о мобильной связи в регионе — «Как всё устроено» в МегаФоне.

Андрей Ким

директор МегаФона в Красноярском крае

— Мы начинаем интервью на набережной. Вообще очевидно, что в центре связь хорошая. И тем более интернет. Как это работает? То есть от чего зависит скорость интернета?

— Моя задача как руководителя компании «МегаФон», чтобы связь была хорошая не только в центре, чтобы она была везде хорошая, чтобы были высокие скорости мобильного интернета, так как это сейчас — самая необходимая услуга для наших абонентов. Как это работает? Мы строим базовые станции, чем больше будет построено базовых станций, тем соответственно будет лучше связь. И она будет ловить везде. То есть мы понимаем, что есть зоны, где может быть неуверенный приём. Мы, связисты, называем их белыми пятнами. Как правило, для нас сложности вызывают как раз большие города с высотной застройкой, особенно если, допустим, брать конкретно город Красноярск, то новые кварталы строятся по колодезному принципу. Когда многоэтажки стоят колодцем, большая сложность для операторов обеспечить покрытие внутри дворов.

— Как вы замеряете скорость интернета? И можно ли это сделать прямо сейчас?

— Да, конечно. Это очень просто сделать. Необходимо установить приложение, которое называется Speedtest. Запустить его, нажать кнопку «Начать» и следить за тем, какие скорости мобильного интернета у вас в телефоне.

— Для тех, кто вообще не понимает, сейчас мы видим цифру в районе 200. Что это такое?

— Это скорость скачивания, трафик, который мы получаем к себе в телефон. А второй замер проходит, когда мы что-то кому-то отдаём. Допустим, выкладываем что-то в интернет — это как раз скорость выгрузки.

— Скорость выгрузки сейчас меньше, чем скорость скачивания — это распространенная история?

— Всё зависит от конкретной локации и загрузки самой сети.

— У нас сейчас 187. Чего 187?

— Мегабит в секунду. Сейчас, когда люди подключают проводной интернет, 100 мегабит — это уверенный стандарт. Мы видим, что в мобильном интернете у нас скорости даже выше.

— Можем присесть на траву и смотреть фильмы?

— Без проблем, причём в 4К. Каждый квартал все операторы получают аналитику от компании Ookla, и МегаФон уже не первый год, по этим данным, является лидером по скоростям мобильного интернета. По сравнению с предыдущим годом конкретно в Красноярском крае мы даже увеличили среднюю скорость мобильного интернета.

— Что касается белых пятен, про которые вы говорили. Ну например, если многоэтажка в «Белых росах», понятно, что там живут тысячи людей, это как-то влияет на скорость Интернета, на связь?

— Да, конечно, чем больше пользователей находится на одной базовой станции, тем соответственно меньший ресурс достается каждому из абонентов. Мы знаем пути решения проблемы, увеличиваем емкость базовых станций, довешиваются дополнительные радиопередатчики, чтобы удовлетворить потребности всех абонентов. Параметров, которые влияют на скорость мобильного интернета, на самом деле, много: начиная от самого устройства, которым вы пользуетесь.

— Хотел поговорить про те самые вышки — как в народе их называют. Не раз, в том числе редакция новостей «Прима» снимала сюжеты про то, как звонят злые жители и жалуются на поставленные вышки. Говорят, что домашние животные себя не так ведут, что голова кружится и так далее.

— Да, таких историй много. У нас, у связистов, есть байка: в одном из населённых пунктов построили базовую станцию, и буквально на следующий день уже пошли жалобы от местных жителей, что коровы не дают молоко, куры не несутся, головы начали болеть. Связисты смотрят на всё и думают: «Ух ты, а если мы эту базовую станцию включим, тогда-то что будет». То есть базовая станция была построена, но ещё даже не была подключена к сети. Это факт, таких случаев очень много. Почему у жителей, у пользователей такие опасения, потому что, наверное, очень сложно понять то, что нельзя увидеть, — радиоволны. Это всё-таки больше психологическая составляющая. Могу вам ряд факторов привести, которые, может быть, развеют этот миф навсегда у многих пользователей и не оставят никаких сомнений. Дело в том, что радиопередатчики, которые оператор использует в сети, гораздо слабее, чем те, которые установлены на бытовых приборах, которыми мы пользуемся у себя в быту. Радиоизлучения у микроволновки гораздо больше, а она находится у нас в квартире. Тогда как базовая станция находится где-то на крыше здания либо на отдельной конструкции очень далеко от абонента. Если брать нормативы, а по СанПиНам в России самые жёсткие требования к операторам связи, по радиоизлучению они жёстче, чем в Европе в 10 раз, соответственно нашим абонентам вообще не о чем беспокоиться. И ни один оператор не запустит базовую станцию, чтобы она не была принята Роспотребнадзором. Роспотребнадзор проверяет на этапе проектирования базовой станции, после того, как мы ее построили, запустили в сеть — тоже проверяется, и даже потом, во время работы с определенным оборудованием проверяется на предмет радиоизлучения.

— Как они это делают, есть специальное оборудование?

— Да, возле вышки специальная служба проводит замеры, смотрят, какое радиоизлучение идёт в совокупности объектов связи в том районе. Если, допустим, жители жалуются, соответствующая служба приезжает, проводит замер, запрашивает у операторов документы по СанПиНам, смотрят на соответствие и несоответствие. У нас невозможно запустить базовую станцию в сеть, которая бы нарушала СанПиН.

— Тем не менее радиоизлучение, оно же есть минимальное? На каком расстоянии от станции действует?

— Если вы залезете на крышу, встанете рядом с антенной, прямо голову поднесете к антенне, вот тогда, наверное, будет чреватово для организма. Всё, что уже дальше 5 метров, никакого пагубного воздействия на организм не оказывает.

— Понятно, главное, чтобы в квартире не построили базовую станцию…

— Вот, кстати, по поводу квартиры и переживаний жильцов. Если базовая станция находится на вашей крыше, она на вас вообще не влияет, потому что антенны расположены таким образом, что они «светят» в стороны, а не вниз. Есть еще такой важный момент: чем ближе к вам базовая станция, тем меньше вы получаете радиоизлучения. Сам телефон, он тоже является его источником. И когда базовая станция далеко, телефон работает с большей мощностью. Чем ближе вы к базовой станции, тем меньше радиоизлучения у телефона, тем выше скорость Интернета и лучше качество связи.

— Мы переместились в Солнечный, здесь строится еще одна базовая станция. Скажите пожалуйста, как эти станции появляются, в зависимости от чего, могут ли жители как-то повлиять на место установки станции?

— Да, собственно жители непосредственным образом влияют на то, где появится базовая станция. Мы постоянно анализируем и мониторим нашу сеть, мы смотрим, насколько загружена та или иная базовая станция, сколько на ней находится абонентов, и сами абоненты подсказывают, где необходимо, в какой конкретной локации построить ещё одну дополнительную базовую станцию либо на существующую базовую станцию довесить радиопередатчики. Задача этой базовой станции «засветить» ближайшие дома.

— «Засветить» — это ваше профессиональное выражение? Что означает этот термин?

— Это термин связистов. Это означает обеспечить покрытием.

— На какую площадь хватает одной базовой станции?

— Много разных параметров и нюансов. На это влияет высота, на которой мы размещаем своё оборудование, плотность застройки. Если такую базовую станцию разместить в поле, она может обеспечивать покрытие в радиусе 20-30 км, если мы говорим про населённый пункт, если это деревня или село — это всё село в целом, если это уже крупный город Красноярск с плотной застройкой, то локально какой-то жилой массив.

— От чего зависит высота базовой станции?

— Это зависит от того, где мы размещаем базовую станцию. Важно понимать, чтобы радиосигнал покрывал все дома, важно, чтобы антенна стояла выше заданий, иначе радиосигнал будет упираться в здания и проникновение будет хуже. Мы, как правило, занимаем господствующие высоты. Выбираем многоэтажное здание, если нет возможности на него встать, потому что жильцы могут быть против, то строится такая конструкция. Она может быть 30 метров и 50 метров, иногда бывает выше конструкция — 70 или 80 метров.

Посмотрите видео, чтобы буквально по деталям разобраться, из чего состоит базовая станция и как её возводят.

Антон Коновалов

технический руководитель МегаФона в Красноярском крае

— Мы снова меняем локацию. Сейчас будем говорить почти о связи с космосом. Это спутниковый хаб в поселке Старцево. Какую функцию он выполняет?

— Это земные станции спутниковой связи. Они принимают и передают сигнал через космический порт непосредственно базовым станциям, которые распределены по всей территории Российской Федерации. Конкретно этот спутниковый хаб обслуживает отдаленные базовые станции от Кавказского филиала до Дальнего Востока. Объект уникальный, потому что находится в средней части России и с этой точки мы можем обслуживать максимальное количество базовых станций.

— Когда пару недель назад случился пожар в Уяре, люди, которые там находились, остались без интернета, но сотовая связь всё-таки была. Как складывалась там ситуация?

— Во время пожаров было массовое отключение электроснабжения, в том числе и по требованию МЧС, поэтому все базовые станции там работали в автономном режиме на аккумуляторных батареях. Отключений была масса. Было принято решение перенаправить аварийные бригады в посёлок Уяр, где была самая сложная ситуация. Спасибо министру цифрового развития, он создал экстренный чат, где собрал всех операторов связи, МЧС, Роскомнадзор, и мы вели оперативные переговоры.

Когда мы пробивались к базовой станции, чтобы её восстановить, мы не могли пройти, потому что была закрыта территория МЧС из-за того, что соседняя улица полыхала. Мы в ручном режиме через чат договаривались: «Вот наша бригада, пустите нас, мы восстановим связь». Нам давали отмашку, пропускали, помогали отстоять базовую станцию от огня. Связь МегаФона в Уяре не пропадала, но наша бригада приехала, и просто сутки или больше там жили ребята, поддерживали связь, потому что без нее в таких условиях нельзя было остаться.

Андрей Ким

директор МегаФона в Красноярском крае

— Не могу не спросить о пандемии. Она внесла коррективы в жизни всех людей на земном шаре. Как это происходило? Многие же стали работать дистанционно, нагрузка на интернет выросла? Как справлялись?

— Пандемия внесла очень такую существенную лепту в увеличении пользования мобильным интернетом всех абонентов. Сейчас уже не удивляет дистанционное образование. В обиход вошли такие понятия, как удалённая работа, активные покупки в интернете. Количество пользователей увеличилось, соответственно радиосеть стала более нагруженной, но так как мы работаем на опережение, то наша сеть справилась. Мы продолжаем её развивать. Тут очень важно смотреть на перспективы. А перспективы только одни — трафик будет расти, количество пользователей будет только увеличиваться, потому что потребность растёт. Соответственно надо строить новые базовые станции, прокладывать новые оптоволоконные линии для того, чтобы у всех пользователей были достойные скорости мобильного интернета.

— Есть еще «белые пятна» в Красноярском крае?

— На сегодняшний день их достаточное количество. Мы постоянно с этим работаем, с этим работает и Правительство Красноярского края, на это выделяется дополнительное финансирование. И малые населённые пункты так или иначе из этого списка уходят. Там появляется связь и достойный мобильный интернет.

— Вернёмся к базовым станциям. Я знаю, что в прошлом году появились 130 новых станций на территории Красноярского края. Это много?

— Чтобы было проще понять, будем измерять в населенных пунктах. Одна базовая станция — это, по сути, один населенный пункт. Если мы говорим про цифру 130, то это в среднем 130 новых населённых пунктов численностью до двух тысяч человек. Уже давно ставится такая задача: чтобы мы заходили практически в любой населённый пункт с мобильным интернетом, там, где есть такая техническая возможность.

Техническая возможность — это наличие транспорта до населённого пункта. Для понимания, транспорт — это когда базовая станция связана с соседней базовой станцией либо проводами по оптоволокну, либо через радиорелейные каналы. То есть если такая техническая возможность есть, то в этом населённом пункте обязательно будет LTE.

— Она автоматически подключается? Например, у меня МегаФон тоже. Как сделать так, чтобы у меня появилась услуга?

— Да, если у вас тарифный план «Максимум», «Премиум» или VIP, она уже входит в стоимость самого тарифа. Если у Вас какой-то другой тарифный план, то её можно подключить.

— Андрей Валерьевич, в начале нашей беседы мы уже подчеркнули, что мобильный интернет МегаФона самый быстрый на территории Красноярского края. За счёт чего этого добились?

— В первую очередь благодаря тому, что у нас очень широкий радиочастотный спектр: чем больше ресурсов, тем больше мы можем дать скорости нашим абонентам. Плюс ко всему прочему мы в этом году запустили услугу pre‑5G. Опция уникальная, есть только в сети МегаФона, на нескольких  тарифных планах она входит в абонентскую плату и подключается автоматически. Этот сервис дополнительно увеличивает скорость мобильного интернета еще до 50% за счет грамотной работы наших специалистов по управлению трафиком и новых технологий, опробованных при тестировании сетей 5G.

Поделиться
Поделиться
Комментарии для сайта Cackle