Аркадий Зинов: я использую хештег — край высокой культуры 2.0

Интервью редактора сайта «Город Прима» с министром культуры о культурных стройках в Красноярске

Сценическая площадка может появиться во дворе ТЮЗа, крыша Театра Пушкина откроется для культурных событий, а под музеем-пароходом обустроят кафе — министр культуры Красноярского края Аркадий Зинов рассказал «Городу Прима» о самых экспериментальных, амбициозных и сложных культурных стройках, запусках и проектах.

—  Мне кажется, правильно, что мы сразу договорились: это будет интервью об инфраструктуре. Потому что культура — это сфера, о которой можно говорить долго, несколько часов обсуждать смыслы, ответственности. Но сейчас в Красноярске происходит удивительная ситуация, когда хочется просто зафиксировать огромное количество новых проектов. Мне интересно, когда красноярцы смогут стать зрителями в новых местах. Предлагаю начать с театров.

— Я редко даю интервью, потому что стараюсь не тратить на это время. Соглашаюсь, когда прижмут. Мне вообще кажется, что я один из самых открытых чиновников в Красноярском крае, всем и так понятно, чем занимаюсь я, чем занимается Министерство культуры, чем живёт отрасль, потому что самые главные и знаковые моменты я стараюсь оставлять для истории и для памяти в соцсетях (прим. ред.: например, канал t.me/av_zinov). Но приятно, что вы выбрали эту тему, потому что для широкой общественности, для моих подписчиков интереснее посты о звездах, которых мы привозим. И наименее интересна тема инфраструктурных изменений. А для меня эта тема более сложная — это вопрос больших финансов и ответственности. Любое строительство по сумме равняется 20 большим фестивалям, но не все это понимают. Здорово, что мы поговорим об инфраструктуре.

ОБНОВЛЕННЫЕ ТЕАТРЫ

Внутренний двор ТЮЗа как новая сценическая площадка,
переезд Театра кукол и крыша на Пушке

— 41 год назад был объявлен призыв: «Превратим Сибирь в край высокой культуры». Тогда запустилось несколько больших строек. Прошел 41 год. То, что было создано, требует к себе повышенного внимания, поэтому мы увеличили количество средств на ремонт сельских клубов, модернизацию библиотек — поддерживаем имеющиеся учреждения культуры.

Культурная стройка на фотографиях из фондов Красноярского краевого краеведческого музея

Маняфов Р. Строительство Красноярского театра оперы и балета. Май 1977 г.

Маняфов Р. Строительство БКЗ. Август 1982 г.

Заболотский В. И. Строительство музея Ленина, вид со стороны входа. Январь 1986 г.

Маняфов Р. Строительство БКЗ. 1983 г.

— Предлагаю говорить о театрах последовательно, по срокам сдачи проектов. Театр Пушкина — ближайший. Идет строительство второго и третьего блоков — это было запроектировано и придумано давно: в 2015 году, когда открыли первую очередь, а сейчас удалось подобраться к продолжению проекта благодаря помощи Министерства культуры, Национальному проекту «Культура». Второй и третий блок мы сдадим до конца года.

— Говоря зрительским языком «второй и третий блок», что это?

— Один блок, наверное, неинтересен для широкой общественности, потому что это производственные цеха, где будут создавать декорации и шить костюмы. А вот третий блок интересен тем, что там появится вторая сцена, я ее называю экспериментальной, там планируется арт-кафе, общественные пространства и эксплуатируемая кровля для событий в теплое время года на крыше. Может быть, нам удастся и «Театру на крыше» дать постоянный приют на теплое время года.

Проект Театра Пушкина, фотография с vk.com/zinov77

— Мы начали ремонт Театра юного зрителя, который будет идти этапами, так, чтобы не останавливать деятельность самого театра. Начали ремонт фасада, впереди ремонт помещений — все это без ущерба для репертуара.

— Я знаю, что существовал проект, по которому интерьеры ТЮЗа становились чуть ли не мультимедийным пространством, есть такие детали?

— Проект в любом случае менялся. Например, сейчас мы планируем сделать реконструкцию театра с созданием сценического пространства во внутреннем дворике, планируем замену инженерки — свет, звук, чтобы для режиссеров не было никаких ограничений, кроме собственной фантазии.

— Мне кажется, важное решение принято в отношении Театра кукол. У команды никогда же не было своего помещения, они были, по сути, в гостях.

— Сейчас Театр кукол располагается в бывшем опорном пункте милиции. Там очень маленький зал, хотя и очень уютный. Мы передали Театру кукол здание на Мира, 71, и сейчас ведется научно-проектная работа, создается документация. Специалисты продумывают, как здание приспособить под задачи Театра кукол. Если сказать грубо: будут вынуты все внутренности у здания для того, чтобы сделать сцену. При этом нынешнее помещение тоже планируем оставить Театру кукол, например, для камерных форм.

— Оперный театр. Я знаю, критично состояние самого здания, и проводились исследования, есть какой-то результат?

— Внешний вид здания кажется благополучным, но там накопилось большое количество проблем. Театр тоже сдавался почти 44 года назад. И все это время не было никакого серьезного ремонта. А четыре года назад мы присвоили театру имя Дмитрия Хворостовского, он должен и внешне, и содержанием соответствовать этому имени.

Обследование мы провели. Состояние стен несущих конструкций — достойное, но инженерная часть театра: свет, звук — имеют 100%-ный износ, требуют оперативного вмешательства. При этом мы понимаем, что театр стоит на главной площади города, и задумки по проекту должны быть глобальными. Мы уже провели переговоры с мировыми топовыми архитекторами. Стархитекторы — их называют. Это команды, которые входят в десятку или двадцатку мировых архитектурных бюро. Специалисты займутся разработкой проекта, и в том числе увеличением площадей театра, чтобы решить проблему с нехваткой репетиционных пространств. Хотим, чтобы театр преобразился внешне, а начинка полностью соответствовала современным требованиям.

Проект Театральной площади, фотография с vk.com/zinov77

— Что касается Музыкального театра, идет ремонт фасада, благоустройство территории, и в помещениях есть ряд моментов, которые мы осовременим.

КУЛЬТУРНЫЕ КАДРЫ

Край высокой культуры 2.0, помолодевшие музеи, уроки самопродюсирования

— Еще раз вспомним слоган, который существовал в культуре Красноярья 40 лет назад. Ведь тогда изменения шли не только в сфере строительства новых объектов. Формировалась целая система, как я понимаю, чтобы от образовательного учреждения до концертного зала была построена цепочка воспитания кадров. Если грубо: строился театр, а к нему институт. Что сейчас с кадрами и образованием, обновляется ли эта сфера?

— В своих последних постах я стал использовать хештег «Край высокой культуры 2.0» — как символ перезагрузки, нового витка. Этот призыв стоит на трех китах: события, кадры, материально-техническая база. Мы начали интервью с материально-технической базы, а правильнее было бы, наверное, сначала поговорить о событиях. Событий стало в разы больше. Честно, мы не успеваем. Я могу ехать в аэропорт и только в машине посмотреть, кого я встречаю. События идут не то, что подряд, а параллельно. В этом смысле нам удалось насытить повестку, наверное, небезупречно, наверное, кто-то может покритиковать, может сказать, что ему чего-то не хватает, потому что интересы жителей Красноярского края очень разнообразные. Это про содержательную часть, но, пожалуй, один из самых важных моментов — это образование. Когда был построен Театр оперы и балета, и Филармония была уже в проекте, вместе с театром был открыт Институт искусств и Хореографическое училище. Мы прекрасно понимаем, что без кадров новые стены не заиграли бы. Но тогда было чуть проще, тогда было распределение. Раз Москва одобрила строительство, то Москва присылала целыми выпускными курсами артистов балета, например. Это была реальность того времени.

— А сейчас заманить надо?

— В конечном счете все, что делается в культуре — это борьба за людей. Важно, чтобы красноярцам здесь жилось комфортно, чтобы они не ощущали, что мы живем далеко от Москвы и Петербурга.

Что касается учебных заведений, моя позиция следующая: что бы ни происходило в культуре хорошего, какие бы у нас ни были замечательные здания, если не приходит регулярная смена, все может очень быстро угаснуть. Смотрите, какое бы кадровое назначение я ни произвел, например, в театре… Мне везет, мои ставки на новых руководителей все сыграли. Но просто представим: приходит директор, который будет самодурствовать. Но что бы он там ни натворил, будет идти смена. И как птица Феникс, это учреждение культуры воспрянет. Поэтому отношение к кадрам и образованию очень серьезное.

Сейчас меняется философия. Если раньше говорили: образование — на всю жизнь, сейчас говорят: образование — через всю жизнь. Мир стремительно меняется, и выживут те институции, работники в которых умеют быстро реагировать. И опять обратимся к прошлому. Раньше все закупали. Вот есть Союз композиторов, человек туда вступил, и что бы он ни написал, у него государство это купит, а потом придет разнарядка коллективу это исполнить. Сейчас все поменялось, поэтому очень важно, чтобы мы наших будущих работников культуры научили креативно мыслить и научили самопродюсированию.

— А как это воплощается? Появляются дополнительные занятия, курсы повышения квалификации?

— Да, есть часть программы, которую не имеет права ни один руководитель учебного заведения изменить, но есть часы-факультативы, плюс у нас есть научно-учебный центр, в который мы приглашаем интересных спикеров. Когда я учился, несколько каких-то встреч определили меня сегодняшнего. Например, что касается балета — с Юрием Григоровичем; культурного менеджмента — с Александром Кулябиным, это «Красный факел». Важно, когда выдающийся деятель дает советы, которые ты потом вспоминаешь спустя много лет.

В октябре на базе училища Сурикова заработает Школа креативных индустрий. Если говорить коротко: мы очень хорошо учим художников писать кисточкой, а в новой образовательной структуре будет суперсовременная аппаратура и возможности создавать видео, дизайн, анимацию.

— Я не знаю, связанные это процессы или нет, наблюдение от нас, как от пользователей культуры: очень помолодели сотрудники музеев, очень яркие люди, в энергетику которых влюбляешься. Мемы про бабушек-смотрительниц в музее в Красноярске неактуальны.

— У меня в аппарате Министерства культуры за время моей работы сменилась примерно треть сотрудников. Пришли молодые специалисты. Это происходит в музеях и в библиотеках. Но очень опасно одномоментно поменять людей в учреждении, потому что культура строится на традициях. Если произойдет полный разрыв между поколениями, и бабушки-смотрительницы не передадут знания и каноны молодому поколению, то это будет плохо. Здесь не должно быть крайностей. И нет же критерия — бабушка это или не бабушка, я знаю сотрудников, которые в зрелом возрасте дадут фору десяти молодым. Мне поэтому приятно видеть в культуре разные возрасты сотрудников.

Культура вновь становится популярной среди молодежи. Я воспользуюсь нашим интервью и еще раз скажу: идите работать в культуру. Для привлечения молодых мы развиваем портал «Культура24» — читайте новости о проектах, образовательных программах и вакансиях.

В культуре ты каждый день проживаешь разные впечатления. Если бы у меня была возможность, я бы свой путь как артист балета повторил. Я там был абсолютно счастлив. Может быть, это уже старость говорит…

АРТ-ЦЕНТРЫ

Поздеев-центр, Астафьев-центр и кафе под музеем-теплоходом

— Красноярцы обсуждают сразу несколько амбициозных проектов. Из последних новостей — Поздеев-центр. Я не совсем понимаю жанр этого учреждения, что это, выставочной зал?

— Многострадальная Предмостная площадь — чего там только не собирались построить: и торговый центр, и аквапарк. Больше 10 лет вырыт котлован, территория огорожена забором. И конечно, это не дело для презентабельности центра города. Тогда родилась идея, за которую я благодарен губернатору края Александру Уссу, — построить на Предмостной площади учреждение культуры. Мы исходили из самых сильных потребностей. Хореографический колледж в свое время временно разместили на Мира с обещанием построить отдельное здание. Но как говорят, нет ничего более постоянного, как что-то временное. Здание в очень плохом состоянии, категорическая нехватка балетных залов — это назревшая проблема. Плюс у учреждения по стандартам должен быть свой учебный театр. Поэтому мы решили: именно Хореографическому колледжу нужно соответствующее помещение. Например, у колледжа будет театр, который станет еще одной открытой площадкой для красноярцев. И таким образом мы уравновешиваем правый и левый берег по количеству учреждений.

Проект Предмостной площади, фотография с сайта fm-ingegneria.com

— Еще мы исходили из того, что в Красноярском крае ощущается острая нехватка выставочных площадей. И Поздеев-центр будет мультифункциональным выставочным центром, отвечающим всем современным требованиям. Ядром его будет постоянная экспозиция картин Андрея Поздеева. Есть ряд картин, которые никогда не выставлялись, потому что они очень большие. Их только кранами можно из мастерской вынуть. Для такой экспозиции нужно большое помещение. Там должны быть залы, чтобы мы могли привозить шедевры из российских и мировых музеев. В Красноярске нет ни одного пространства, которое отвечает всем необходимым требованиям по климату, температуре, влажности, охране. Исключение — Художественный музей имени Сурикова. Но он небольшой. Мы привозили «Взятие снежного городка», а вот «Покорение Сибири Ермаком» в это здание невозможно даже занести. Нужны залы, чтобы выстроить постоянные отношения с федеральными музеями, нужны залы для наших художников, для современных художников. В Поздеев-центре должна появиться библиотека с литературой по искусству, там должны появиться кофейни, рестораны, помещения для креативных индустрий, чтобы пространство круглосуточно жило.

— Я правильно понимаю, что это пока ваши пожелания к проекту? А существует ли проект этого деления на зоны? На каком этапе работа над зданием?

— Разработана содержательная концепция здания. Прописано, что это за учреждение, его тип, операционная деятельность. Я бы еще хотел, чтобы пространство само зарабатывало. Государство возьмет на себя заработную плату, содержание, но важно, чтобы одна выставка зарабатывала средства на привоз следующей выставки.

Между Хореографическим колледжем и Поздеев-центром будет открытая площадка для мероприятий в формате опен-эйр. Все это должно слиться с обустроенной набережной. Если сказать содержательно: это место должно стать новой культурной доминантой не только Красноярска, но и Сибири. И архитектурно надо, чтобы это были шедевры. Сейчас итальянцы MARAZZI ARCHITETTI+F&M ingegneria S.p.A занимаются разработкой объемно-планировочных решений, дизайн-проекта.

— Ну, я тогда не могу не спросить. В проекте участвует зарубежное архитектурное бюро. Не отменились ли договоренности?

— Их отношение не изменилось. Есть сложности в логистике, архитекторы должны были приехать к нам, но не получилось. Работали по видео. Но мы же натренировались на дистанционную работу во время пандемии, так что даже и не заметили их физического отсутствия.

Что касается эскизов Хореографического колледжа — они уже есть, работу над ними ведут Мастерская А2 при участии победителя открытого архитектурного конкурса MARAZZI ARCHITETTI+­F&M ingegneria S.p.A, в настоящее время готовится техническое задание на проектирование строительства.

— Говорим еще про один центр. О нем известно еще меньше — Астафьев-центр.

— Мы уже понимаем, как это здание будет выглядеть внешне. Сейчас идет разработка проекта всех объемно-планировочных решений. Мы его строим к 100-летию Виктора Петровича — это 1 мая 2024 года. Выкуплены участки под строительство. Место — это тот же перекресток, где стоит дом бабушки Виктора Петровича. Эскизы уже есть.

Национальный центр В.П. Астафьева. Концепт-эскиз с сайта www.proa2.ru

— Это очень стремительно. Я еще для программы «Детали» снимала сюжет о планах развития краеведческого музея и о почти фантастических проектах. Есть ли какие-то актуальные разработки? Потому что, например, когда презентовали первые проекты Театральной площади, в том числе обсуждалось открытие дополнительного филиала Краеведческого музея на месте долгостроя-паука. Есть какие-то планы?

— Да, действительно, наш Краеведческий музей — один из самых больших в Сибири. Надо понимать, что Краеведческий музей — это же еще и филиалы. Это Юдинка, это Овсянка, это Литературный музей, теплоход «Святитель Николай». Мы видим, какие все эти филиалы разные по своей сути, по содержанию. Видим, какая замечательная Юдинка. Я очень люблю там бывать. Литературный музей сейчас вновь набирает обороты, становится популярным у молодежи. Сейчас под кораблем тоже должно родиться пространство — кафе. Наш Краеведческий музей входит по посещаемости в десятку в нашей стране. Он очень популярен у красноярцев. При этом у Краеведческого музея острая нехватка в хранилищах. Это очень важная часть работы музея — фиксирование эпохи. Я люблю бывать в хранилищах, потому что там есть все: от чугунной пушки до…

— Мне засушенную черемшу однажды показывали.

— Да, чего там только нет! Задача музеев — фиксировать эпоху через экспонаты и документы. Мы понимаем, что эта коллекция постоянно пополняется, и очень часто крупными предметами. Мы думаем с Валентиной Михайловной, с директором музея, как это лучше сделать. Хранилищам нужен современный подход. Например, сейчас в моде открытое хранение.

Могу сказать, что у музеев сейчас появилось хорошее подспорье. Музеи вошли в нацпроект «Культура», а значит, внимания им будет уделяться больше. Сразу же скажу, что и музею «Площадь Мира» выделяем средства на то, чтобы сделать ремонт помещений.

— Есть же еще большая мечта команды Художественного музея Сурикова об открытии музейного квартала. У них появилось гигантское дополнительное здание, особняк Гадалова. Это полностью их проектная работа? Или тоже задействовано Министерство культуры?

— С точки зрения финансирования — это исключительно краевой бюджет. Сейчас готовится научно-проектная документация по реставрации этого здания и приспособлению под нужды Художественного музея. Эта работа уже входит в завершающую стадию.

После того, как проектно-сметная документация, научный проект будет сделан, произведут экспертизу сметной стоимости. Мы поймем, сколько это будет стоить, как реставрировать здание так, чтобы музей мог расшириться. Содержательную часть уже прописывают. Это, конечно, идеи работников музея. В мыслях сделать там выставочную, реставрационную базу — хорошо должно получиться.

проект Музейного квартала

— Я очень благодарна вам, что вы в интервью очень часто говорите названия документов и каких-то, многим покажется, бюрократических тонкостей. Но это важные приземленные категории. Потому что меньше всего хотелось бы, чтобы этот диалог был из серии «город-сад» — что-то на уровне фантазии. А когда вы говорите о конкретных бюрократических этапах, понятно, что работа-то идет.

— Я же тоже хочу из этого интервью получить пользу для отрасли, чтобы как можно больше людей узнали, что мы делаем. Обратили внимание на учреждения. Так бывает часто, что человек пришел случайно один раз и стал нашим постоянным посетителем, а потом привел друзей, всю свою семью. Так было со мной, когда я пришел в театр на «Алиsу», я после этого был на спектакле пять раз.

Я думаю, сейчас видно, как меняется Красноярский край, процессы запущены в работу, а не просто существуют в виде каких-то прожектов.

— А если говорить про культурный туризм внутри края. Наверняка красноярцы соберутся по городам края, кто-то к близким, кто-то к родным, кто-то просто на пару дней. На какие культурные проекты вы советуете обратить внимание?

— Замечательные театры малых городов в Канске, Шарыпове, в Лесосибирске. Я вам точно говорю, что там есть спектакли, на которые есть смысл специально поехать. Я редко себе позволяю какие-то хвалебные публикации в адрес конкретных команд. Но, слушайте, они поражают. Я потом на спектаклях столичных театров, видя, как они играют ту же самую пьесу, понимаю, что в наших театрах, на самом деле, это гораздо круче сделано. Одни «Мертвые души» лесосибирцев чего стоят. Когда они наконец приехали к нам на «Театральную весну», я сидел вместе со зрителями в зале, и получал удовольствие, видя этот спектакль второй раз, и я завидовал тем, кто получает эти эмоции впервые.

И ведь сейчас обычное явление, когда в Красноярск приезжают на события, на которые в Москве билеты не достать. На спектакли театра Вахтангова, например. Это дешевле, потому что билеты субсидированы фондом Михаила Прохорова. На фестиваль Хворостовского несколько знакомых прилетели из Москвы, из Питера, чтобы послушать тех исполнителей, которых мечтали услышать. Вот это, я считаю, показатель успеха и уровня.

— Болезненный вопрос: про цирк.

— Это немного не наша тема — это федеральное учреждение. Но нужно понять, что краевыми властями было сделано все, чтобы мы начали этот проект. Но сначала была необходимость корректировки проекта, потому что пока провели демонтажные работы, возникло изменение требования по отношению к животным, их содержанию, и это должно быть отражено в проекте.

Поэтому мы не упускаем этот объект из внимания, но сейчас нужно доделать проект. Зашел достаточно толковый, насколько мы видим по портфолио, подрядчик, который имеет опыт работы с цирками по всей стране. Мы на связи с генеральным директором. Кто-то из ваших читателей скажет: «Вы половину не делайте из того, что Зинов перечислил, и бросьте деньги на цирк, потому что он совсем стоит без окон». Но мы не имеем права расходовать средства из краевого бюджета на федеральные учреждения. Но цирк будет сделан, это точно.

— В городе происходят не только инфраструктурные, но и, мне кажется, еще содержательно важные изменения. Культурой и искусством стали заниматься компании, которые к этому прямого отношения не имеют. Бизнес решает свои задачи через язык культуры и искусства. Рестораторы начинают выдавать продукт, связанный с искусством. Как вы к этому относитесь? И какие проекты действительно вас зацепили?

— Я очень хорошо отношусь к этому. А зацепил меня проект в Москве — ресторан «Красота» — интересное сочетание гастрономии и живописи. Необычный опыт для меня лично, я даже не знаю, чего там больше было — гастрономии или все-таки живописи. Восемь художников, круговая проекция, музыка и блюда. Например, если Рерих, то это были рис и карри, соответствующая музыка — качественная театрализация. Я думаю, что в будущем будет много таких проектов.

— Мы не знали, как вы ответите. Но так получилось, что вопрос про искусство и гастрономию попал в короткий блиц от «Города Прима». Условие: отвечать быстро, руководствуясь ассоциациями.

Поделиться
Поделиться