Сергей Безруков: «Это не провокация, а желание поскрести»

Интервью как собрание коротких лекций по литературе

Стоило Сергея Безрукова спросить о его премьере «Вишневого сада» — она состоялась в начале декабря в Москве — и его было не остановить. В итоге мы получили режиссерский разбор произведений русской классики. Такой курс коротких лекций. Очень эмоциональных лекций.

И как сказал нам Безруков в начале интервью: «Давайте, ребятки».

Образ сада в «Вишневом саде»

Вишневый сад, который я поставил — это масштабный спектакль. Мне захотелось самым главным персонажем сделать сам вишневый сад. Я являюсь и автором сценографии. Для меня было важно место обитания, важно, где происходит действие, где разворачиваются страсти человеческие. На фоне великолепной природы, о которой так много говорит Гаев, говорит Лопахин. Мне очень важна атмосфера сада. Те звуки, которые передает в пьесе Чехов, он специально уделяет этому внимание.

Современное прочтение

Есть современное открытие, современное прочтение. Для меня очень важно, что не осовремененное, пьеса осталась первозданной, это уважение к автору, уважение к Чехову, обычно сейчас режиссеры вольно относятся к тексту. Художник, конечно, имеет право обращаться с текстом, как ему вздумается, это авторское прочтение, но мне кажется, с классикой надо быть бережнее. Мне кажется, эпоха здесь очень важна. Мы добавляем современное звучание и современные смыслы, но они не отметают время, в котором происходит действие.

Взгляд на 1917 год

Другой разговор, что у нас уже есть знание того, что произошло после 1917 года, поэтому образ Пети Трофимова становятся сложнее. Это уже не идеалист, бесполое существо. Для меня он — свобода, которую несли революционеры и то, что произошло после 1917 года. Абсолютная свобода нравов, жизнь коммуны, когда все общее и жены общие, разрушение института семьи, которое привело к деградации — это было ужасно, падение нравов, сексуальная революция во всем своем ужасе. Это несли вот такие Пети Трофимовы, которые нахватались знаний, вечные студенты, у которых никаких обязательств. Это те революционные открытия, которые мы делаем в этой пьесе.

Чехов

Более того, мы вернулись к самому автору — Чехову. Мне было важно, что главным героем, помимо природы, является Лопахин, о котором Чехов писал, что он не горлопан, мужик и делец. Даже монолог, который он произносит, он не должен быть громким. Он должен быть чистым, искренним. Очень интеллигентный человек, несмотря на свое мужицкое прошлое. Таким был и Чехов. Он был из мужиков. Чехов с помощью своего героя говорит с нами, говорит о том, кто должен сохранить природу, сохранить вишневый сад.

Это не значит, что художники
должны надеть розовые очки и лить елей


Сергей Безруков

Режиссерский замысел

Я ставил про гибель цивилизации. Может быть, мы и есть те самые атланты, которые сами себя погубят. Гибель цивилизации очевидна, мы сами себя изживаем, сами себя разрушаем пороками, страстями, бесконечными войнами, мы уничтожаем природу. Я ставил спектакль про гибель следующей цивилизации. Доколе? Почему? Находясь на фоне потрясающей природы, почему мы опять не великаны. Может, опять надо с корнем вырвать вишневый сад, строить новую цивилизацию, стать лучше. Что мешает нам быть лучше?

Финал

После трагического финала, после того, как забыли Фирса, у людей наворачиваются слезы. Там нельзя не плакать. Остается опустошение, как жить дальше. Действие переходит в поклоны, я не завершаю, я продолжаю действие, таким образом, я даю людям надежду. Я считаю, что сейчас зрителю в наше время очень важно давать надежду. Мир и так, мы уже переговорили об этом, агрессивный. То, что происходит сейчас — чудовищно. Надо давать надежду — это моя позиция. Но это не значит, что художники должны надеть розовые очки и лить елей. Сглаживать происходящее, не касаться проблем. Есть Звянгинцев, фильм «Нелюбвь», который невозможно смотреть второй раз — тяжело. Но такие фильмы важны, чтобы будоражить, это не провокация, это желание поскрести, это очень важно, поднимать, вскрывать, раскрывать проблему. Для этого и существует художник.

Сергей Безруков провел виртуальную экскурсию по музею в Красноярске

Безруков! Уже сам Безруков просит вас сходить в музей-усадьбу Сурикова

Пушкин

Что касается спектакля, который мы сейчас привезли в Красноярск. У меня было желание напомнить о Пушкине как о человеке. С его страстями, радостями, невзгодами, его хулиганством. Ведь он живой человек. Моя задача — показать живого Пушкина. Мы не пытаемся уронить достоинство великого поэта. Ни в коем случае.

Мы проходим по грани, даже когда рассказываем о «Гаврилиаде», которую, не знаю, если бы Пушкин жил в наше время, огромное количество религиозных фанатиков, я не знаю, добились бы ареста Пушкина и заключения его под стражу. За эту «Гаврилиаду», абсолютно мальчишескую браваду. Хулиганство. Юношеский максимализм, который допустил когда-то. Он, может, и раскаивался, но «Гаврилиада» существует. И никуда от этого не денешься — это факт в его творческой биографии.

Если бы Пушкин жил в наше время,
огромное количество религиозных фанатиков,
я не знаю, добились бы ареста Пушкина


Сергей Безруков

Мы показываем молодого Пушкина, озорного Пушкина, Пушкина-хулигана. И в то же время понимаем величину поэзии, величину и масштаб личности, который мог противостоять режиму. Он жил в это страшное время, 60 тысяч рублей долгу, пытался выживать в ситуации скандала, и никто не заступился. И эта страшная дуэль, когда его никто не защитил.

Это очень важно, когда Пушкин становится близким тебе человеком за длинный спектакль. Каждый раз я радуюсь, когда на спектакль приходит молодежь, ее не просто затянуть. Они же в школе это уже прошли и поставили крест. Мы провоцируем, чтобы они составили новое мнение, заново открыли, помнили. Спектакль — провокация, чтобы молодежь заново открыла поэта, наше все.

Поделиться
Поделиться