О чем рассказывали красноярские новости в начале XX века?

Велосипедисты без прав, переодетый мужик и арбузы — читаем газеты 1905 года

«Город Прима» публикует новости из газет начала XX века. Нам интересно подмечать сходство между красноярцами 2022 года и 1905-го. Столько времени прошло, а некоторые новости не меняются.

Началось своего рода «паломничество» в окрестности города, особенно на «Такмак» и «Столбы». Жаль, что господа «паломники», состоящие главным образом из работающей молодежи, не щадят лесов, оставляя по своему уходу непотушенными костры, которые обращаются в губительные пожары.

Толпы на Столбах те же, но отношение к природе, кажется, меняется.

Проживающая за Качей девица 16 лет Свищева из гостей, на Большой улице, отправилась домой на извозчике, номера которого, к сожалению, не заметила. Не довезя до назначенного места, извозчик отказался везти дальше и начал делать ей не стесняясь грубые предложения, а затем слез со своего места и стал отстегивать фартук саней. Перепуганная девушка рванулась в другую сторону и выпала из саней, затем пустилась бежать. И только показавшиеся прохожие успокоили ее, извозчик же не торопился скрыться, а продолжал насмешливые и грязные замечания, чем и ввел прохожих в заблуждение относительно незнакомой девушки и избавился от ответственности за свои поступки.

Мысленно замените слово «извозчик» на «такси» и пожелайте самим себе не попасть в такую историю.

Небезызвестный доктор Ал. Ив. Бургер, проживающий ныне в Петербурге выпустил в свет новую книгу «Вредное влияние женской и детской модной обуви». Вероятно книга будет иметь успех, так как касается важного вопроса по детской гигиене.

Красноярец выпускает книгу — обычное дело для 1905-го и 2021-го. Не так давно мы писали об исследовании китайских соцсетей, которое написал красноярский журналист.

Городская управа вторично приглашает господ велосипедистов сделать установленный взнос за право езды и запастись билетами. С 15 июня не сделавшие взноса велосипедисты будут привлекаться к ответственности.

Проблемы с лихачами-велосипедистами были уже тогда. «Город Прима» летом писал, как трудно разъехаться на проспекте Мира — в прошлом улице Большой.

В нынешнем году развелось такое множество велосипедистов, что нужно быть большим искусником, чтобы идя по Большой улице уметь избежать пассажира на стальном коне, которые ездят настолько неумело, что того и гляди собьют пешехода с ног, примеров чему уже бывало ныне весной не мало. Почему оставлено прежнее правило городской полиции, которая раньше не выдавала свидетельства на право езды на велосипеде прежде, чем владелец его не докажет на практике свое умение управлять велосипедом.

Часовня на горе над рекой Качей находится в крайне плачевном состоянии. О святом ее предназначении можно судить только по кресту на кровле и отчасти по архитектуре. Стены ее, как внешне, так и внутренние испещрены непристойными надписями и даже стихотворениями, вероятно качинских и других досужих «поэтов», а также надписями лиц, часовню посетивших, некоторые из них полными адресами. Единственная небольшая икона лежит на окне. Окна, конечно, без всяких признаков рам и стекол, служат входными дверями.

Новости о вандалах больше ста лет назад. Авторы надписей оставляли свои домашние адреса, сейчас бы так.

Наш городской парк — это пасынок города, никому нет дела до него. город давно махнул рукой и сдал в аренду общественному собранию, а арендаторы, владея ими десятки лет прилагают старание как можно меньше сделать для него и больше извлечь, поэтому в погоне за обывательским гривенником. Сегодня устраивают проезд под душем, а завтра устроят гонки по аллеям в римских колесницах.

Современные новости про городской сад, сейчас мы говорим «Центральный парк», более оптимистичные — о глобальной реконструкции.

Мимо трактира, находящегося на Гостинской улице в доме наследника Попова, небезопасно ходить, так как прислуга и посетители часто выплескивают и помои, и пиво за окошко на улицу. Так господин С., проходя мимо трактира, был облит пивом, на замечание его посетители ответили, что в стакан попала муха, а потом по адресу его пустили и крепкое словцо.

Не мешало бы городской управе озаботиться усилением освещения на Новобазарной площади. В ночное время, особенно теперь, когда на площади такая классическая грязь, которой завидуют даже прославившиеся своей грязью на площадях и улицах Тюмень и Томск, усиление освещения необходимо.

И в начале XX века сибирские города соревновались, где больше грязи или снега.

Арбузов ныне в Красноярске привезено из Минусинска так много, что торгуют ими и дынями не только на плотах, но и на площадях, перекрестках, у вокзала, кладбища, мостов, ездят по городу, торгуют и старые, и малые, женщины и мужчины, за продажу арбузов взялись и крестьяне, и разночинцы, и солдаты. Одним словом, всех обуяла «арбузомания». Особенно оживлена площадь на Новом базаре. Около целых гор наваленных в ящики и короба или просто сваленных на землю толпится масса покупателей, которые нередко тут же и съедают свою покупку, усеивая площадь корками и порчеными арбузами.

Ничего не напоминает? примерно так в Красноярске все подряд продают тюльпаны. В интернете, с машин, с рук.

Грубое и дерзкое обращение извозчиков вызывают справедливые жалобы публики, которая возмущается их поведением, как во время стоянки на бирже, так и во время езды. Так, например, извозчик № 126, ехавший через переезд возле Покровского переулка, когда ему заметили, что он, будучи без седока, рысью, обрызгивает проходящих, нахально ответил: «Зачем вы тут шляетесь. Сидели бы дома».

Красноярск. Лужи. Автомобили забрызгивают прохожих. В начале XX века — все то же, только без автомобилей.

Меблированные комнаты в Красноярске помимо дороговизны, — номера стоят от 1 р. 50 к. до 2 р. в сутки, отличаются большими неудобствами. Номера содержатся грязно, обставлены убого, постельное белье сомнительной чистоты, нет умывальника. Не мешало бы местной полицейской администрации обратить внимание на эти «авгиевы конюшни» и тем избавить заезжающую публику от неприятных минут, которые ей приходится переживать в силу необходимости в подобных меблированных комнатах.

В некоторых будках и палатках продают фруктовый квас: во многих из них стаканы после питья не моют, а только обтирают полотенцем, к тому же часто сомнительной чистоты. Удивительно, что продавцы, когда им замечают об этом, глядят с недоумением и даже нередко с обиженным видом, не считая очевидно соблюдение чистоты для себя обязанностью.

Команды современного общепита, поработавшие в условиях пандемии, думается, будут в шоке от таких новостей из прошлого.

Несмотря на объявленную «свободу слова», провинциальные газеты получаются в очень обескураженным виде. Например, «Верхнеудинский Листок», выйдя в половинном размере, в то же время на первой и второй полосе имеет огромные пробелы, а «Бессарабская жизнь» вместо третьей страницы текста выпустила на ней огромное объявление, что набранный материал зачеркнут весь цензурой. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Благодаря прекрасной погоде в воскресенье, 29 мая масса гуляющих обывателей проводили этот день, кто на островах, кто в окрестностях Успенского монастыря.

Больше 100 лет прошло, а любимые места отдыха красноярцев не меняются.

Обывателям города рассылается по городской почте какими-то праздными людьми несообразного содержания молитва, при этом сделана приписка, чтобы молитва эта была переписана и послана другому; в противном случае неисполнившего ждет гнев Божий. Нашим корреспондентом прислана из села Зеледевского «святое письмо», которое вроде бы найдено в Печерской лавре в 1904 году. Содержание этого письма положительно бессмысленно и составляет, вероятно, плод творчества какого-нибудь проходимца лжемонаха.

«Перешлите письмо 10 друзьям» — оказывается, эту историю придумали еще в начале XX века.

На днях на площади около тюрьмы по словам одного очевидца: «баба душила мужика». На вопрос подбежавшего прохожего, обращенный к «бабе», та зычным мужским голосом ответила, что-де не его дело — соваться в чужие дела. Нет никакого сомнения, что эта «баба» была никем иным, как переодетым вором мужчиной.

Красноярские обыватели, имеющие возможность дышать свежим воздухом на дачах, постепенно переселяются на лоно природы, поэтому с утра до вечера тянутся по городским улицам повозки, увозящие домашний скарб за город по направлению Гремячего, монастыря и деревень Торгашино и Базаихи.

Каждую летнюю пятницу в «Дорожной службе» на радио «Красноярск Главный» и в газете 1905 года.

За последнее время пароходы, отходящие вверх по реке Енисей, переполнены пассажирами, подавляющее большинство которых спешит на озеро Шира. Чтобы попасть на пароход, приходится записываться на места за несколько дней до отхода пароходов.

И сейчас каждое лето в Красноярске так. На прогулки по Енисею надо покупать билеты очень заранее.

Говорим спасибо команде Государственной универсальной научной библиотеки Красноярского края за кипы оцифрованных старинных газет. Листайте на kraslib.ru.

Поделиться
Поделиться
Комментарии для сайта Cackle