Сергей Ерёмин: Я ещё одуванчик по сравнению со многими

О вандалах, дорогах, благоустройстве на правом берегу в интервью с мэром

В вечернем эфире «Примы» вышло интервью с мэром Красноярска Сергеем Ерёминым. Наш коллега Давид Абаджян спросил о ремонте дорог, о благоустройстве правого берега, о вандалах, о дистанционном обучении дочерей. Смотрите запись на YouTube-канале «Примы» или читайте текстовую версию интервью на сайте «Город Прима».

ПРО ДЕНЬ ГОРОДА

— Что будет с днем рождения Красноярска?

— Я думаю, в любой ситуации мы День города должны отметить. Понятно, пандемия вносит свои коррективы, никуда от этого не уйдешь. И мы должны предпринимать дополнительные меры. Но это же день рождения. Какая бы ни была ситуация, мы должны сказать в этот день слова признательности, любви нашему городу, потому что он этого объективно заслужил. Поэтому мы приняли решение, выбран день — 19 июня. Это сразу после Дня России.

Мы сейчас находимся в Покровском парке (прим. ред.: в парке проходила запись интервью) — это историческая точка, главный наш нерв, здесь ДНК нашего города. Отсюда начнётся ряд мероприятий. Публичными их нельзя назвать. Но вы не представляете, как наши коллективы соскучились по зрителям. Здесь будет записан концерт, который будет показан в онлайн, через разные сетевые ресурсы.

Будет много форматов, которые не предусматривают скопления людей. Мы будем проводить виртуальные экскурсии. Наши гиды из Центра путешественников будут отрабатывать новый формат: включения с улицы, рассказ о значимых исторических местах. У нас будет карусель автомобилей, как было на 9 мая, когда по всем районам будут звучать песни, посвященные Красноярску.

Будет танцевальный челлендж. Приглашаем к поздравлению, в этой ситуации сделать такое легко, города-побратимы из разных точек земного шара. Мы живем не только в своих границах, мы город с открытой душой на весь мир.

Целый симбиоз мероприятий, где не предусмотрен массовый сбор людей. Мы должны это сделать, мы же не ставим на себе крест, заочно похороны устраиваем. Мы должны дальше жить, развиваться и идти вперед.

МЫ ЖЕ НЕ СТАВИМ НА СЕБЕ КРЕСТ, ЗАОЧНО ПОХОРОНЫ УСТРАИВАЕМ. МЫ ДОЛЖНЫ ДАЛЬШЕ ЖИТЬ, РАЗВИВАТЬСЯ И ИДТИ ВПЕРЕД.

— Это будет онлайн-формат, чтобы люди из дома наблюдали?

— Да, в большей степени. Я думаю, нет ничего в этом страшного. Сейчас же много представлений у футуристов, которые в будущее заглядывают: а что же будет после пандемии.

ПРО ПОДДЕРЖКУ БИЗНЕСА

— Все устали от темы коронавируса, но экономические последствия какие будут для города, и что власти делают для малого и среднего бизнеса?

— Да, если бы только усталость от этой темы, это мы бы перетерпели — все-таки крепкие люди. Но, к сожалению, накладывается серия серьезных ограничений, от которых мы страдаем, страдает экономика. Весь бизнес. Это, может, не очень корректно, но можно сравнить ситуацию с боевыми действиями.

Все меры поддержки, которые возможно было применить, мы использовали. Мы понимаем, что у нас доходная часть не такая большая муниципальная, но мы все равно идем на этом. С депутатами обсуждаем. Наши меры: наложен мораторий на снос временных сооружений на полгода. Это не значит, что будет вакханалия. Мы жестко работаем по категориям, которые занимаются незаконной торговлей алкоголем. И вот тут не будет никакой пощады.

— То есть будет, как раньше: два нарушения, и всё?

— Я каждую неделю на планерке вместе с полицией разбираю все эти ситуации. Сколько протоколов, куда пошли, как оформлены, когда будет осуществлен снос.

Мы ввели анонсирование по контрактам — 30%, если потребуется. Меры налоговой поддержки: налог на вмененный доход, это наша часть, по которой мы принимаем решение, и практически по всему спектру мы приняли снижение ставок. В различной пропорции, но это многих сфер касается. Почти полностью аннулировали платежи по пользованию муниципальной землей — минус 99%. Всего 1% для юридического формализма оставили.

— Аннулировали или перенесли?

— За землю дали льготу — минус 99%, а по аренде имущества мы перенесли срок на полгода. Это разные вещи.

ПРО БЮДЖЕТ

— Про бюджет. Что дальше? Сильно скажется на нем пандемия?

— Много от горожан предложений, криков души, мы это все слышим. Бюджет — такая составляющая, с которой надо очень серьезно работать. Я ввел бюджетный фильтр — рабочая группа будет отсматривать, по всем направлениям наши расходы, перебирая еще раз по крупинке. По ряду направлений мы должны оптимизировать бюджет. Невозможно тратить, как раньше. Мы внутренние расходы по аппарату, по администрациям сокращаем.

— Например?

— Всё! Закупка канцелярских товаров, химии, программных продуктов. В этом году жестко подрезаем.

Есть статьи, которые даже в этот период мы не должны вырезать под ноль. Это развитие города. Это направления, где мы получаем софинансирование из стоящих выше бюджетов. Это нацпроекты. Глупо не реализовать эти мероприятия. Это в том числе появление мест отдыха, это дороги, это школы, детские сады. Логика такая — не будем экономить на детях. Мы должны отремонтировать школы, требования безопасности выполнить.

— То есть в вопросе: отдать деньги людям в трудный период или продолжить благоустройство — вы тут рациональны?

— Я могу про муниципальный бюджет говорить. Просто так раздать деньги невозможно. Есть юридические полномочия, по которым мы можем действовать. Сейчас работаем над вопросом выплат частным детским садам. Тема оказалась очень непростая. Специалисты ищут правильный механизм оказания помощи.

ПРО БЛАГОУСТРОЙСТВО

— Центру много внимания. А что на окраинах? Мы с вами были на Судостроительной, прошел ремонт набережной на правом берегу. Это попытка уравнять два берега?

— Абсолютно точно. Два года назад мы должны были причесать наш центр. Это надо было делать, не хочу вспоминать проспект Мира 2017 года. Но когда встречаюсь с жителями, просто камень на сердце: правый берег, Солнечный, Бугач. Поэтому с 2019 года мы приняли решение: в 2018 году больше уделили внимания центру, а теперь надо уходить. Правый берег по инфраструктуре уступает левому берегу. Не может быть такого диссонанса. Мы сделали первый участок набережной правого берега. От сердца чуть-чуть отлегло. В некоторых моментах правобережная даже лучше. Сейчас второй участок начинаем. В следующем году будем в Кировский район заходить. Открыли улицу Вавилова, сделали из нее аналог проспекта Мира. С дорогами мы переключились на восточный въезд: Глинки, Мичурина, Кутузова, Парашютная.

В этом году будем делать в Черемушках два сквера. Там есть боль, которую не могу пережить — разрушения были, но сделаем два сквера. Будем делать пешеходный променад по Красноярскому рабочему, чтобы там можно было спокойно гулять, как на проспекте Мира. Когда мы для пешеходов начинаем что-то делать, не только в автомобили упираемся, это важно. Пешеход должен доминировать в городе. Сейчас цирк начали делать. На Предмостной отработаем.

Про левый берег. Солнечный — объект дополнительного усиленного внимания. В центре мы ничего не делаем. Дорабатывали как пример частно-государственного партнерства Сквер Сурикова, Исторический квартал, в перспективе Центральный парк — это проекты с Русалом.

— Сколько центр еще можно не трогать?

— Если к объекту не прикасается рука человека, происходит деградация мгновенно. Когда работаем над бюджетом, говорю руководителям, что две недели не прикоснемся к объекту, даже элементарно помыть, подправить, пропылесосить — через две недели вы начнете видеть, что объект грязненький, начнут рисовать, отколупывать. Не надо далеко ходить. У себя в квартире две недели ничего не поделайте.

ВАНДАЛЫ

— Как с вандалами бороться? «Гремячую гриву» разбомбили, Дивногорск.

— В Красноярске  случаи вандализма мы сильно стараемся не афишировать, но тут эмоционально не выдержал. У нас несколько объектов поразрушили. В правый берег столько усилий предпринимаем, а тут как ножом по сердцу. У нас вандалов в Красноярске хватает. Я когда высказался, 550 комментариев было или даже больше. Красноярцы очень понимающие в этом плане. И за справедливость — ого-го. Я там еще одуванчик по сравнению со многими.

КРАСНОЯРЦЫ ОЧЕНЬ ПОНИМАЮЩИЕ В ЭТОМ ПЛАНЕ. И ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ — ОГО-ГО. Я ТАМ ЕЩЕ ОДУВАНЧИК ПО СРАВНЕНИЮ СО МНОГИМИ.

Какие объективные меры? К каждому объекту сотрудника полиции не поставишь. Камеры — это неплохо, но вот смотрите: ночь, висят камеры — и что? Мы смотрим камеры, мы видим, это был человек. Это мы можем сказать на 100%. Ну понятно, что не собака фасад дома расписала. Как его, по майке определить? Камеры — не панацея. Надо работать над законодательством, а оно очень лояльное.

— Штраф — это несколько тысяч, да?

— Там некоторые штрафы меньше 1 000. Мы этот вопрос всегда поднимаем. Тут один товарищ 15 дней подметал город. Я вообще считаю: руки чешутся — иди 15 дней отработай на город. Человек почему ломает? Он этого никогда не видел, он так вырос, не видел красоты, своими руками ничего не сделал. Если б он хоть один гвоздь забил, был бы толк, уже бы голова по-другому думала. Система наказания должна быть жёсткая, с другой стороны, мы живем в большом обществе, мы должны воспитывать красотой. Если мы не будем создавать красоту, вырастет еще одно поколение такое же. Есть же эффект разбитых окон. Грохните одно — через неделю будет все выбито.

ПРО ДОРОГИ

— Были же все уверены, что после Универсиады не будет никаких вливаний. Как сейчас? Что с дорогами?

— Универсиада — это же адреналиновый катализатор. А сейчас мы зашли в период нормального функционирования. Мы доказываем, какие объекты больше нужны, приоритеты расставляем. Но сейчас в плановом порядке реализуем стратегию, которую мы выбрали до 2024 года, план к 400-летию Красноярска.

Мы понимаем, у нас есть магистральный каркас, мы его должны поддерживать. Задача — рассредоточить транспортные потоки вокруг города, дать возможность объезда. У нас стройки идут в Солнечном — и каждый год мы вводим новые участки дорог. Узел Северного шоссе, когда микрорайоны оторваны друг от друга, а мы сидим на историческом автобане, который был построен много десятков лет назад. Мы должны создавать инфраструктуру связанности, Солнечный соединять с Северным. Я бы хотел, чтобы на некоторых объектах мы начали оттачивать азбучную технологию развития городов. Когда появляется инфраструктура, и только параллельно появляются дома. Мы наколбасили-то ой сколько много. Сейчас социальный баланс выравниваем.

Я БЫ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ НА НЕКОТОРЫХ ОБЪЕКТАХ МЫ НАЧАЛИ ОТТАЧИВАТЬ АЗБУЧНУЮ ТЕХНОЛОГИЮ РАЗВИТИЯ ГОРОДОВ. КОГДА ПОЯВЛЯЕТСЯ ИНФРАСТРУКТУРА, И ТОЛЬКО ПАРАЛЛЕЛЬНО ПОЯВЛЯЮТСЯ ДОМА. МЫ НАКОЛБАСИЛИ-ТО ОЙ СКОЛЬКО МНОГО. 

На правом берегу в этом году улица Семафорная будет, Красраб — есть убитенький участок. Только латать — это неправильно, надо еще и развивать. Новые требования ставлю к УДИБу. Мы стали новым центром компетенций. У нас даже свое производство оборудования есть. Вакуумные пылесосы посмотрели бельгийско-французские, там ценник — смотришь и плачешь. А у нас что? Руки не из того места растут? Давайте сделаем. Опытный экземпляр уже есть.

ПРО АКВАПАРК

— Мы говорим о повышении статуса города. Как думаете, аквапарк — один из импульсов? Ведь Новосибирск стал привлекательнее из-за аквапарка.

— Это абсолютно точно. Чтобы городу обеспечить столичность, должны быть объекты-доминанты с точки зрения оказания услуг. Это пятизвездочник-отель должен быть, бизнес-центр нормальный, аквапарк, крематорий относится к этим объектам. Мы должны закрывать объективные дефициты: дефицит моря, например. Этот объект будет магнитиком. Когда такие звездочки будут появляться, это сигнал — здесь можно жить и работать. Это серьезное вложение.

— Абаканская протока соединяет левый и правый берега. Ваша была инициатива — городскими силами убрать водоросли, но глубоко не копнуть. В этом году опять зелень стоит, что делать?

— Мера была оперативная. Важно было заявить — это кричащая тема. В этом году уже заключен контракт на расчистку Абаканской протоки. Там сложность в том, что лабиринты отсыпаны. Это не создает проточности. Водолазы обследовали перешеек между Ярыгинской набережной, Островом Отдыха и Пашенным. Будем предпринимать меры, чтобы прочистить, увеличить пропускную способность воды.

О БУДУЩЕМ

— Когда была Универсиада, все думали, как мы будем жить после нее. Теперь пандемия. Изменится ли жизни красноярцев после вируса?

— Оценок много, мы живем, как в фантастической книге. Я не случайно вспомнил футурологов. Мы понимаем: социальное дистанцирование будет, поцелуйчики, объятия будут на паузе. Человек понял, что он не вседержатель, он — одна биологическая маленькая частичка.

СОЦИАЛЬНОЕ ДИСТАНЦИРОВАНИЕ БУДЕТ, ПОЦЕЛУЙЧИКИ, ОБЪЯТИЯ БУДУТ НА ПАУЗЕ.

— Не станем мы холоднее?

— Не думаю, надеюсь, сильнее будут семейные отношения. Цифровизация точно будет. Мы дома все начинаем заказывать через онлайн. Многие пользуются системой доставки. В Амстердаме урбанисты представили будущее — будут передвижные магазины. Это всё возможно. Общаюсь с деятелями культуры, они так истосковались по общению с публикой. Но онлайн будет.

— Есть опасение за культурные и спортивные события, что так как все соскучились, ринутся на первые матчи и концерты.

— Сложно делать выводы. Вирус никуда не денется. Мы сейчас сдерживаем развитие. Он навсегда с нами, надо адаптироваться, ждать вакцину. В этом плане нам расслабляться нельзя. Что-то сейчас открывать опасно. И будут меры регулирующие: дистанция, масочный режим. Мыть руки уже вошло в привычку.

— Вы чаще стали мыть?

— Вообще. Мою руки, как потерпевший. И дома так же. Но не думаю, что это самое плохое.

О СЕМЬЕ В САМОИЗОЛЯЦИИ

— Как семья переживает самоизоляцию? Вы-то на работе.

— Самый сложный момент, что я на работе, а они два месяца находятся вместе. Четверо девчонок, мама. А я прихожу, никто ко мне не подходит, сразу весь намылился, потом только обнимашки. Сначала чуть с ума не сошли, кто был противником дистанционного обучения — это мои домашние: «Что вы всех мучаете, отпустите на каникулы».

— Это дети говорили?

— И дети, и супруга. Уроки только начались — надо зарегистрироваться, все сбоит, то компьютер сломался. Все на один компьютер. Вначале был дурдом. Потом, смотрю, адаптировались. Вчера был онлайн-выпускной у 1 класса. Ничего такого страшного и фатального в этом нет. Но я был сторонником того, что плохо, криво, косо, но надо ребятишек занимать, они бы совсем одичали.

ПРО ИНСТАГРАМ

— Про инстаграм, кто помогает вести, сколько времени вы тратите на эту социальную сеть? Часто ли вас отмечают в постах, отсматриваете это?

— Немного времени. Между совещаниями — тык в инстаграм. Когда принимали решение, поняли, в мир развития технологий онлайн-режим позволяет быть быстрее. Не надо ждать обращений, приемов. И человеку легко: фотку выложил, и поехали. И я так руковожу. Вот сюда шел, уже отправил три фотографии главе района. Инстаграм — это, с одной стороны, цифровой мир, но с другой стороны, видишь по городу объективную картину. Понятно, докладывают специалисты, руководители, главы ситуацию. А я: «Что вы мне лапшу на уши вешаете? Вот смотрите, есть фотография. Жители зря жалуются?»

ХОББИ И МЕЧТА

— Хобби Сергея Еремина. В свободное время чем занимаетесь?

Хобби у меня есть, но мало уделяю ему внимания. Я коллекционирую модели самолетов. Но пока я Глава — времени дефицит. За три года, может, на два самолета коллекция пополнилась.

— А есть у вас мечта, связанная с городом?

— Мечта у меня глобальная. Я считаю, нам надо к этому идти. Из Красноярска очень легко сделать провинциальный город. Я считаю, надо находить направления, которые сделают Красноярск столичным и мировым городом. Иначе мы превратимся в рядовой город. Мы должны смотреть, как развивается экономика мировая. Мы находимся в серединном положении, мы центр, у нас разные цивилизации с одной и с другой стороны. Мы лучше всех на нашем этом мостике поймем соединение Европы и Азии. Мы ближе ко всем. Соберитесь у нас в центре. Если мы природоресурсный центр России, то здесь компании должны базироваться, должны быть бренды как магниты, мы должны занять свое место не только на карте нашего государства, должны стать мировым городом. У нас есть для этого заделы. У нас даже погода в мае была лучше, чем в столице.

Поделиться
Поделиться