У этого материала нет чёткого информационного повода, но есть точная географическая привязка — Николаевка. Это небольшой район в Красноярске преимущественно с частным сектором, огородами, историческими объектами и гудками железной дороги. Здесь своя атмосфера и свои достопримечательности. В ближайшее время этого района в привычном виде не станет — Николаевку отдают под застройку.

Редакция сайта «Город Прима» признаётся в любви старому Красноярску и фиксирует в этом материале закат Николаевки.

ЧТО ПОСМОТРЕТЬ В НИКОЛАЕВКЕ СЕЙЧАС?

В Красноярске нет музея посвящённого Взлётке или Черёмушкам. Но есть музей Николаевки: в частном доме собраны артефакты, фото и частные истории. Мы попросили его хозяйку Галину Петровну Козлову назвать 5 мест в Николаевке, которые она советует посмотреть гостям из других районов. Все локации мы нанесли на карту ниже.

— Водонапорную башню запустили в 1913 году. Благодаря ей в Николаевке появилась своя вода. Изначально было две водобудки. Одна была на Карла Либкнехта, 19А. Тогда я разносила пенсию и был адрес у пенсионерки — «7-ая водобудка». Я была удивлена: какая ещё 7-ая водобудка среди порядка домов!? Только спустя время я поняла, что это был исторический объект. 

— Это двухэтажный бревенчатый дом, его построил поляк Влад Славский на средства от золотодобычи. Когда проводили теплотрассу мимо дома, он не помешал и его оставили. Это удивительный памятник минувшего столетия! Этот дом нужно сохранить. Посмотрите здесь же на первый трансформатор напротив Гоголя, 17 на возвышении. Он похож на грузинскую башню. 

— Этот дом построил крестьянин из Вятской губернии. Двухэтажный кирпичный дом. Хотя многие кирпичные дома уже убрали в связи с аварийностью, этот стоит до сих пор. Во время войны это была хлебопекарня, а сейчас просто жилой дом.

— На Карла Маркса четыре дома подряд, начиная с 237-го. Это бывшая гостиница локомотивных бригад. Сейчас там просто живут люди. А раньше в этих домах отдыхали локомотивные бригады, потому что у себя дома им отдохнуть после длительного перегона было невозможно (дети, соседи — все эти шумы…). 

— Мастеровой Малько построил себя маленький очень уютный особнячок из природного камня. Он и сейчас стоит. Будь моя воля, я бы оставила всю Николаевку. Но и те люди, которые могут как-то улучшить дома, создавать проекты, перестраивать дома должны думать о том, что этот район должен остаться зеленым.

ГАЛИНА КОЗЛОВА

директор Музея Николаевки

— Я бы Николаевку, конечно, всю оставила. Это шикарное место. Вот если идешь по шумной автостраде, там дома над тобой нависают, то здесь совершенно другой воздух. Здесь и кузнечики до сих пор прыгают, и пчелки летают. Тут вот особый какой-то дух Николаевский. Только скажи «Николаевка» и у людей уже блаженное выражение лица.

Чтобы открыть полную версию интервью с Галиной Петровной, кликните плюсик.

— Люди, которые здесь прожили какой-то основной участок своей жизни, они часто приезжают сюда. У них это как пешеходная зона. Они приезжают туда зайдут, сюда. Обращают внимание на вывеску моего забора. Им очень приятно посетить, потому что у меня собраны предметы быта того времени, когда эти люди жили. Даже дореволюционные предметы быта. Они получают много ассоциаций, глядя на предметы. С помощью воспоминаний они переносятся во времени. Пожилые люди попадают в такое романтическое путешествие в прошлое.

— А вы здесь и живете прямо в музее?

— Да, я здесь проживаю. Я специально не жду к себе гостей. Я здесь живу, занимаюсь работой. У меня работы очень много, ее всегда хватает. Я работаю с экспонатами, создаю выставку пуговичных работ. Время мое проходит плодотворно. Я не парюсь по такому поводу, что «ну вот, сегодня никто не пришел, и завтра никто не придет, и вчера никто не пришел». Нет, я по этому поводу не горюю, поскольку у меня идет мой творческий процесс по музею, по выставке. К 9 мая я сделала выставку, посвященную ВОВ. Экспонаты такие небольшие. Ружий у меня нет, техники такой огромной нет. Но те трофеи, которые люди с войны привозили, они остались. Я всю комнату заставила этими трофеями, но никто не пришел ко мне на 9 мая. Ни одна школа, никто вообще. Хотя я все школы района, Октябрьского, Железнодорожного обошла, чтобы посещали музей. Обзор моих экспонатов говорит о том, как люди скромнее жили раньше. Сейчас у людей очень высокие, завышенные требования ко всему. Они бы посмотрели в моем музее, чем пользовались люди тогда, как одевались. Дети бы поняли, что раньше люди жили скромнее. Начинали те поколения с голой местности. Вот что такое ж/д мастерские? Я как посмотрела на фотографии — это 4 столбика и крыша. Посредине просто отвод от воды, один станок. Я думаю, и вот этим людям простым, которые еще, может быть, и образования достойного не имели на то время. Ведь мало было специалистов, когда строили железную дорогу. Им нужно было создавать это все. Эту железнодорожную промышленность. Я представляю с какими трудностями они сталкивались. С умственными. Ошибки были, безусловно, без них никак, тем более это были первопроходцы.

— Вам задавали вопрос о сносе вашего дома?

— Нет, не задавали, поскольку я сама обращалась в бюро сноса, звонила года два назад. Мне сказали: «Вы не переживайте, если вы не хотите, чтобы вас сносили, то красных линий пока нет». Иногда раньше по ночам, когда спала, я слышала, что где-то совсем рядом, может по нашему кварталу, проходит метро. Будто веточка метро проходит и там ведутся глубокие земляные работы. Тем более рядом система водосетей. Я думаю, что на этом участке, где музей, можно сделать только сквер. Не хотелось бы конечно. А что делать потом? Куда деваться музею? Ему нужно быть на земле, в Николаевке, на частной территории, чтобы была усадьба. Конечно, для меня будет большим потрясением, если начнется снос. Дом мой не является памятником архитектуры, культуры, какого-то наследия. Чтобы это было, нужно вложить немалые средства. Крышу отремонтировать. Соседи хотят, дай им 3 миллиона, они завтра могут уехать. К ним никто не идет и не спрашивает, потому что цена завышенная. Я хочу сказать, что снос мне не нужен.

— Какие экспонаты вы физически не сможете забрать в случае, если все-таки встанет вопрос о сносе?

— Все перевозимо. Я уже на эту тему думала, просто перевезти на время в деревню. Дается какое-то время, чтобы перевезти свои вещи. Не купишь дом такой, где сразу все готово. Когда в какой-то дом переезжаешь, то нет того, нет этого. Здесь, например, не было канализации. Стены были обмазаны глиной. Двор неблагоустроенный. Водопровод был плохой. Ни туалета, ничего. Все это мне пришлось делать. На это уходят время и средства. Средств у пенсионера очень мало. На 16 тысяч рублей нужно сообразить. Я в течение года коплю и летом латаю самые-самые такие дыры, которые уже вообще не терпят. То одно, то другое. То крыша у сарая, то палисадник упал. Много работы в частном доме. На земле жить гораздо лучше. У меня есть 2-х комнатная благоустроенная квартира. Я жила по 1-ому Гремячему переулку, меня снесли и я получила благоустроенную квартиру. Меня туда вообще не тянет, все лето, я живу здесь. Вообще не тянет в благоустроенную квартиру. Здесь романтическое место. Оно способствует творческому процессу. Там быт. Просто голый быт. Человек он вообще по природе — часть природы. Он должен быть на земле. А что вот эти дома? Бывает показывают по телевизору передачи, то дом пополз на другой дом, там обрушение, там дом сгорел, тут были жертвы, то ребенок выпал. Все эти, конечно, недоделки сегодняшнего времени. Очень жестокие недоделки, от которых люди страдают. Всем было бы хорошо на земле. Давали бы людям землю. Многие проблемы бы решались сами собой. Есть земля — это твой дом. Ты должен сам за ним следить. Никто тебе не должен — никакой сантехник, электрик. Ты все должен сам. Ты за все отвечаешь. Эта ответственность и приучение детей к осмысленной домашней работе очень много значит в процессе воспитания поколения. Здесь ребенку есть чем заняться. Я надеюсь, этот зеленый район оставят. Здесь привлекает земля, она очень ценная. Жадность берет верх.

ЧТО БЫЛО В НИКОЛАЕВКЕ РАНЬШЕ?

Публикуем коллекцию редких архивных кадров, чтобы вы оценили историческую важность этого места. Фотографии предоставлены Красноярским краеведческим музеем. Этих кадров нет в экспозиции, и вы их, скорее всего, никогда не видели. Кадр с железнодорожными мастерскими и водонапорной башней сделаны известным красноярским фотографом Людвигом Вонаго.

КАК ЗДЕСЬ СЕЙЧАС?

По просьбе редакции сайта «Город Прима» фотограф Александр Манзюк сделал репортаж о жизни в Николаевке летом 2021 года.

ЧТО С НИКОЛАЕВКОЙ БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

Мы сделали запрос в Управление архитектуры Красноярска, чтобы понять сроки и масштабы реновации в этом районе. Вот официальный ответ:

Реновация Николаевки планируется в границах улиц Сопочной, Пушкина, Революции, Чкалова и Николаевским проспектом. В прошлом году прошел аукцион, на котором администрация выбрала застройщика. Им стало ООО СЗ «Готика-Зенит. Сегодня участок занят частным сектором. Инвестор подготовил проект планировки территории и направил его в управление архитектуры на рассмотрение. Кроме жилья, застройщик должен предусмотреть место для размещения школы на 1280 мест и детского сада на 270 мест и передать участки муниципалитету безвозмездно. Договор заключен на 15 лет. Реновация этой территории Николаевки будет проходить в три этапа.

С 2022 до 2024 год параллельно со строительством жилых домов в районе должен быть возведен детский сад.

С 2025 по 2029 на участке должна появиться современная школа.
Реновация, или комплексное развитие территорий (КРТ) — новый для Красноярска механизм обновления застроенных земельных участков. В будущем и другие территории Николаевки планируется развивать в рамках КРТ.

ЧТО ГОВОРЯТ МЕСТНЫЕ О СНОСЕ ДОМОВ?

Наталья, 36 лет: 

— Живу здесь с 1991 года. Через две недели наш дом снесут. Нам всё обсчитали, вызвали оценщиков и выплатили сумму. Квартиру нам не давали и деньги выплатили тоже не соразмерно тому, что должно было быть. У нас хороший, добротный дом с водой и канализацией, два гаража, баня. У нас все хорошо было, мы бы не съезжали, тем более за такую сумму. В доме много маленьких комнат, но у каждого была своя. Нам обсчитали гараж в 120 тысяч. Сейчас за 120 тысяч не купишь ничего вообще! У меня, конечно, уже всё перебурлило внутри. Естественно изначально мы и поплакали, и все что угодно. Мы и в Кемерово ездили судиться и куда только не ездили. Как государство решило — так и будет. С ним не поспоришь.

Юрий Григорьевич, 72 года:

— Наш дом хотят снести уже 7 лет. Каждый год представители застройщиков к нам приходят и поднимают вопрос об этом. Пока ничего не происходит. Мы 7 лет живет в неведении и не знаем, готовится ли нам к зиме. Нужно закупать дрова, уголь, в целом готовиться, а мы просто не знаем, делать этого или нет. Дом на земле — очень тяжело. Мы уже люди пожилые, нам было бы легче, если бы нас переселили квартиру, да и в наследство она будет ценнее, чем этот дом. Люди вокруг пытаются продавать свои дома. У кого-то даже получается, но это редкость. Проще уже снести и построить что-то новое для других поколений.

Людмила Григорьевна, 80 лет:

— Мы живем здесь 25-ый год. Мы один дом купили и еще пристраивали, провели все коммуникации. К нам несколько организацией приходили, начинали говорить о сносе. Николаевка квартал не квадратный, а треугольником, земли мало, а людей как сельдей в бочке. Нас невыгодно переселять. Два дня назад я стала прабабушкой. Внук говорит, что наш дом снесут не скоро. Он сделал ремонт, потому что ждали новорожденную.

Мы пока живем и не волнуемся о том, что наш дом снесут. Но в то же время наша власть сегодня говорит одно, а завтра совершенно другое. Будем ждать, как повернутся события дальше.

Алина, 19 лет:

— Я живу здесь с мамой. Нам посчитали сумму за дом, которую должны выплатить, когда его снесут. Маму эта сумма не устраивает. Считает, что за наши квадратные метры, нам должны начислить больше. Я люблю этот район, но мне неудобно здесь жить, приходится очень много ходить, особенно, если пытаешься выйти в сторону остановки, чтобы поехать в центр. Я утром иду на работу в гору, это тяжело. В самых отдаленных домах обычно живут бабушки. Вы представляете, им карабкаться в эту гору. У нас здесь много хорошего, но и много неудобств. Я бы скорее хотела переехать, чем не хотела.

А ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ В НИКОЛАЕВКЕ?

В 2019 году стало известно о масштабном сносе частного сектора в Николаевке. Тогда наш автор Илья Сураев вёл колонку «Интернет-мэр» и предложил несколько радикальных вариантов для будущего этого места. От гигантского музея под открытым небом, до арт-пространства в деревне. Почитайте про эти фантазии вот здесь: Интернет-мэр № 4. Деревня под куполом.

ЧТО ЕЩЁ?

Наш сайт много раз посвящал свои материалы Николаевке. Вот некоторые из них:

— Окна в Николаевке против модных трендов: Дома в Николаевке диктуют модные тенденции.

— Художница выпустила открытки с видами Николаевки: Художница Юля Липовка мечтает выпустить открытки с видами Николаевки.

— Виртуальный музей Николаевки на сайте «Город Прима»: Музей наличников Николаевки.

Мы с вами уже не можем остановить процессы по изменению ландшафта города. Николаевка будет застраиваться. Но мы с вами можем сохранить этот район виртуально. Предлагаем активно осваивать эти улицы, гулять здесь и фотографировать! Выставляйте фото и сториз, отмечайте @prima_tv и ставьте #николаевказакат. Все опубликованные снимки мы соберём бонусом к этому материалу.

Над проектом работали:

Продюсер: Илья Сураев.
Авторы: Мария Маслова, Илья Сураев, Алёна Савченко, Елена Овсянникова, Светлана Степанищенко.
Фотограф: Александр Манзюк.
Вёрстка: Елена Овсянникова, Оля Киселева.

Поделиться
Поделиться
Комментарии для сайта Cackle